Mirzo Ulugʻbek haqida batafsil ma’lumotlar, tarjimai hol

Mirzo Ulugʻbek haqida batafsil ma’lumotlar, tarjimai hol
Til haqida yangi she'rlar, eng chiroyli she’rlar to'plami

Oʻzbekiston Respublikasi Prezidentining farmoniga binoan 1994 yil Mirzo Ulugʻbek tavalludining 600 yilligi munosabati bilan mamlakatimizda katta tantanalar va xalqaro ilmiy anjumanlar oʻtkazildi. Parijda ham YUNYeSKO qarori bilan uchrashuvlar va konferensiyalar boʻlib oʻtdi.

Ulugʻbek 1394 yilning mart oyida Eronning gʻarbidagi Sultoniya shahrida, bobosi Temurning harbiy yurishi paytida tugʻildi. U Shohrux Mirzoning toʻngʻich oʻgʻli boʻlib, unga Muhammad Taragʻay ismi berilgan, lekin bolaligidayoq u Ulugʻbek deb atala boshlab, bu ism keyinchalik uning asosiy ismi boʻlib qoldi.

Ulugʻbekning bolalik yillari bobosi Temurning harbiy yurishlarida oʻtdi. 1405 yil Xitoyga qilinayotgan yurish boshida Temur vafot etgach, ikki yil davomida uning avlodlari oʻrtasida taxt uchun kurash davom etdi va bu kurashda Temurning kenja oʻgʻli Shohruxning qoʻli baland keldi. Lekin Shohrux oʻziga poytaxt qilib Hirotni tanlab, Movarounnahr poytaxti Samarqandni esa oʻgʻli Ulugʻbekka topshirdi. Shunday boʻlsa ham Shohrux Eron va Turonning yagona xoqoni deb hisoblanardi.

Shohrux toʻngʻich oʻgʻli Ulugʻbekni 1411 yili Movarunnahr va Turkistonninghokimi etib tayinlaydi. Ulugʻbek 17 yoshidahokim boʻlib, bobosidan farqli oʻlaroq harbiy£orishlar bilan qiziqmas, koʻproq ilm-fanga moyil edi. Afsuski, Ulugʻbekning boshlangʻich maʼlumoti va murabbiy hamda ustozlari haqida aniq maʼlumot saqlanmagan. Ulugʻbek bolalik yillarida buvisi Saroymulk xonim tarbiyasida boʻlgan. Albatta biz bu ayol oʻzining sevimli nabirasiga oʻquv-yozuvni oʻrgatgani hamda tarixiy mavzudagi hikoya va ertaklarni soʻylab berganligini taxmin qilishimiz mumkin. 1405–1411 yillarda amir Shoh Malik yosh mirzoning otabegi boʻlgan. Lekin u Ulugʻbekka asosan harbiy va siyosiy tarbiya bera olishi mumkin edi.

Ulugʻbekning ustozlaridan biri munajjim Mavlono Ahmad boʻlganligini taxmin qilish mumkin, chunki bu kishi Temurning saroyidagi eng yirik olimlardan boʻlib, sayyoralarning kelajak ikki yuz yillik taqvimlari jadvallarini tuza olgan. Lekin Ulugʻbekning oʻzi keyinchalik asosiy asari boʻlmish “Zij”ida faqat Qozizoda Rumiyni “usgozim” deb ataydi. Haqiqatan ham Qozizoda 1360 yillarda tugʻilgan boʻlib, 20–25 yoshlarida, yaʼni Ulugʻbek tugʻilmasidanoq Temurning sarfiga oʻtadi. Natijada Ulugʻbek umrining ilk davridanoq Mavlono Ahmad va Qozizoda Rumiy kabi astronom va matematiklar taʼsirida ulgʻayadi. Shu sababli uning hayotida aniq fanlar muhim ahamiyat kasb etadi.

Ulugʻbek yigirma yoshlarida oʻz davrining yirik olimlaridan boʻlib, uning hokimligi davridagi muhim yangiliklar butun oʻrta asr madaniyati tarixida ulkan ahamiyat kasb etdi. Ulugʻbekning xodimi boʻlmish Gʻiyosiddin Jamshid Koshiy 1417 yili Samarqanddan Koshonga otasiga yozgan maktubida Ulugʻbekning faoliyati va bilimdonligini quyidagicha taʼriflaydi: “Allohga va uning neʼmatlariga shukronalar boʻlsunkim, yetti iqlimning farmonbar-dori, Islom podshohi (yaʼni Ulugʻbek – A. A. ) donishmand kishidirlar. Men bu narsani odob rasmi yuzasidan aytayotganim yoʻq. Haqiqat shuki, avvalo u kishi Qurʼoni Karimning aksariyat qismini yoddan biladilar. Tafsirlarni va mufassirlarning har bir ryat haqidagi soʻzlarini aqdsa saqlaydilar va yoddan biladilar va arabchada gʻoyat yaxshi yozadilar. Shuningdek, u kishi fiqhdan ancha xabardorlar, mantiq maʼnolarining bayoni va usullaridan ham xabardorlar.

U kishi riyoziyot fanining barcha tarmoqlarini mukammal egallagan va shunday jiddiy mahorat koʻrsatganlarki, kunlardan bir kuni otda ketayotib, 818 yil rajab oyining oʻninchi va oʻn beshinchi kunlari orasidagi (milodiy 1415 yil 15–20 sentyabr) dushanba kuni yil mavsumining qaysi kuniga munosib kelishini aniqlashni aytadilar. Shunga koʻra otda ketayotib, xayoliy hisob bilan Quyoshning taqvimi oʻsha kuni bir daraja va ikki daqiqa ekanligini toptilar. Keyin otdan tushgach, hisob toʻgʻriligini bu bandai bechoradan (Koshiydan – A A) soʻrab, aniqlab oldilar.

Haqiqatan ham, xayoliy hisobda koʻp miqdorlarni yodda tutmoq va boshqa miqdorlarni bularga asoslanib topmoq kerak. Lekin insonning yodlash quvvati zaifdir va u daraja daqiqalarini u qadar aniq topolmaydi. Inson bino boʻlganidan beri shu kungacha hali hech kimsa bu qadar aniq hisoblay olmagan edi.

Qisqa qilib aytmoqchimanki, u kishi bu fan sohasida gʻoyat katta mahoratga erishganlar, yulduzshunoslikka taalluqli amallarni yaxshi bajaradilar va chuqur dalillar bilan xuddi keragidek isbotlaydilar. “Tazkira” va “Tuhfa”dan shu qadar zoʻr dars oʻtadilarki, ularga hech qanday qoʻshimcha qilishning hojati qolmaydi”.

Ulugʻbekning ilmga qiziqqanligi va mamlakatning ravnaqini koʻzlaganligi tufayli yangi usuddagi bilim yurti – maktab va madrasalar barpo qilishga qaror qilib, deyarli bir vaqtning oʻzida Samarqand, Buxoro va Gʻijduvonda uchta madrasa barpo etadi.

Samarqanddagi madrasa qurilishi 1417 yili boshlanib, uch yilda nihoyasiga yetkaziladi. Tez orada Ulugʻbek madrasaga mudarris va olimlarni toʻplay boshlaydi va shu tariqa uning Samarqanddagi astronomik maktabi shakllanadi. Bu maktabning asosiy mudarrislari ilmiy ishlariga qulay sharoit va panoh izlab Temur davridayoq Samarqandga kelgan Taftazoniy, Mavlono Ahmad va Qozizoda Rumiy kabi olimlar edi. Qozizodaning maslahati bilan Ulugʻbek Xurosonning Koshon shahridan Gʻiyosiddin Jamshid Kopshyni chaqirtiradi. Samarqandga Movarounnahrning turli shaharlaridan va Xurosondan toʻplangan olimlarning soni, 1417 yilga kelib 100 dan ortib ketadi. Ular orasida adiblar, muarrixlar, xattotlar, rassomlar, meʼmorlar bor edi. Lekin astronomiya va matematika sohasidagi olimlar sharafliroq va obroʻliroq edi. Ular orasida Qozizoda bilan Koshiy eng salobatli va nufuzli edilar.

1420 yili Samarqand madrasasining tantanali ochilishi boʻladi. Zayniddin Vosifiy “Badoiʼ ul-vaqoiʼ” kitobida aytishicha, birinchi mudarris etib mavlono Shamsuddin Muhammad Xavafiy tayinlanadi. Madrasada asosiy maʼruzalarni Qozizoda, Ulugʻbek, Koshiy va keyinroq Api Qushchi oʻqiydilar.

Ulugʻbek barpo etgan Samarqand madrasasi va ilmiy toʻgaragy Sharq madaniyati va fani tarixida ulkan ahamiyat kasb etdi, mamlakat ravnaqiga, shuningdek, koʻp xalqlarning madaniy rivojlanishiga katta taʼsir koʻrsatdi. Bu yerda koʻplab buyuk siymolar shakllandi. Jumladan, Xurosonning Jom shahrida 1414 yili tugʻilgan boʻlajak ulkan shoir Jomiy Ulugʻbekning Samarqand madrasasida tahsil koʻrdi. Bu yerda u Qozizoda, Ulugʻbek va Ali Qushchi kabi ulkan olimdarning maʼruzalarini eshitdi va ularning tarbiyasida boʻldi.

Ulugʻbek atrofida toʻplangan Samarqand olimlari katta ahamiyat bergan eng muhim ilmiy yoʻnalishlardan biri astronomiya fani edi. Islomdagi eng avvalgi astronomik asarlar “Zij” deb atalib, ular asosan jadvallardan iborat boʻlgan. Ulugʻbeqdan avval yozilgan eng mukammal “zij”lar Beruniyning “Qonuni Masʼudiy”si va Nasriddin Tusiyning 1256 yili yozib, Xulashxonga taqdim etgan “Ziji Elxoniy” asari edi. XV asr boshlarida yozilib, Shohruxga atalgan Jamshid Koshiyning “Ziji Xoqoniy” asari asosan xitoy va moʻgʻul anʼanalariga asoslangan boʻlib, islom mamlakatlari uchun deyarli ahamiyatta ega emas va ilmiy jihatdan ham ancha sayyoz edi. Movarounnahrda esa moʻgʻul istilosidan keyin birorta “zij” yozilmagan edi. Ana shu sabablarga koʻra Ulugʻbek eng avvalo astronomik izlanishlarni yoʻlga qoʻyishi, buning uchun rasadxona barpo etishi kerak edi. Bu hakda Abu Tohirxoʻja bunday xabar qiladi: “Madrasaga asos solinganidan toʻrt yil keyin Mirzo Ulugʻbek Qozizoda Rumiy, Mavlono Gʻiyosiddin Jamshid va Mavlono Muiniddin Kosho-niylar bilan maslahatlashib, Koʻhak tepaligida Obi Rahmat arigʻining boʻyida rasadxona binosini qurdiradi. Uning atrofida esa baland hujralar barpo etadi”.

Rasadxona qurilishi 1424 yildan 1429 yilgacha davom etadi. Rasadxona bitishi bilan astronomik kuzatishlar boshlanib ketadi. Rasadxona bilan madrasaning birgaliqdagi faoliyati Ulugʻbek ilmiy maktabida astronomiya va matematikani oʻrta asrlar davrida eng yuqori pogʻonaga koʻtarish imkonini berdi.

Davlat ishlari bilan bogʻliq boʻlgan yurish-koʻchishlar, rasadxonadagi kuzatishlar va madrasadagi darslar, undan tashqari ilmiy ishlarga umumiy rahbarlik qilish xam Ulugʻbekning koʻp vaqtini olardi. Shuning uchun boʻlsa kerak, bevosita Ulugʻbekning qalamiga mansubligi maʼlum boʻlgan ilmiy asarlar soni jihatdan koʻp emas – ular toʻrtta.

Ulugʻbek ilmiy merosining eng asosiysi, maʼlum va mashhuri uning “Zij”i boʻlib, bu asar “Ziji Ulugʻbek”, “Ziji jadidi Koʻragoniy” deb ham ataladi. “Zij”dan tashqari uning qalamiga mansub matematik asari “Bir daraja sinusini aniqlash haqida risola”, astronomiyaga oid “Risolayi Ulugʻbek” (yagona nusxasi Hindiston-da, Aligarh universiteti kutubxonasida saqlanadi) va tarixga doir “Tarixi arbaʼ ulus” (“Toʻrt ulus tarixi”) asaridir.

Ulugʻbek “Zij”i oʻz tarkibiga koʻra VIII – IX asrlarda boshlangan astronomik anʼanani davom ettirsa ham ilmiy darajasi ularga nisbatan beqiyos balanddir. Bu asar ikki qismdan: keng muqaddima va 1018 sobita yulduzning oʻrni va holati aniqlab berilgan jadvallardan iborat boʻlib, muqaddimaning oʻzi mustaqil toʻrt qismni tashkil qiladi. Muqaddimaning boshida Qurʼondan yulduzlar va sayyoralarga taalluqli oyatlar keltiriladi. Ulugʻbek bu bilan astronomik kuzatishlarning zarurligini gʻoyaviy asoslamoqchi boʻladi. Muqaddimaning keyingi qismida Ulugʻbek ushbu soʻzlarni bitgan: “Soʻng, parvardigor bandalarining faqiru haqiri, ulardan Allohga eng intiluvchisi Ulugʻbek ibni Shohrux ibni Temur Koʻragon bunday deydi…” Bu soʻzlardan koʻrinadiki, “Zij”ning muallifi Ulugʻbekning oʻzi boʻlgan. Biroq bu ishda unga yordam berganlarni Ulugʻbek quyidagi soʻzlar bilan odilona taqdirlaydi: “Ishning boshlanishi olimlar allomasi, kamolot vahikmat bayrogʻini oʻrnatgan, tahlil va tahqiq maslakida boʻlgan Qozizoda Rumiy deb shuhrat qozonmish janobi hazrat Mavlono Saloh al-milla vaddin musoning, unga rahmat va gʻafronlar boʻlsun, va hazrat Mavlonoi Aʼzam, olamdagi hukamolarning iftixori, qadimga bilimlarda mukammal, masalalar mushkilotlarini hal etuvchi Mavlono Gʻiyos al-milla vaddin Jamshid, Alloh taolo uning qabrini salqin qilsun, ikkisining qoʻllashi va yordamida boʻldi…

Ahvol boshida hazrat Mavlono marhum Gʻiyosiddin Jamshid: “Ajibu doʼi Alloh” chaqirigʻini eshitib, toat bilan ijobat etdi va bu jahon dorulgʻururdan u jahon dorulsururga rixlat etdi. Ish asnosida, hali bu muhim asar bajarilib tugatilmasidan, hazrat ustoz Qozizoda, Alloh taolo uni rahmat qilsin, parvardigor rahmatiga payvasta boʻldi.

Biroq farzandi arjumand Ali ibni Muhammad Qushchi bolalik yillaridan fanlar sohasida ilgʻorlab boradi va uning tarmoqlari bilan mashgʻul. Umid va ishonch komilki, uning shuhrati inshoolloh, yaqin zamon va tez onlarda jahon atroflari va mamlakatlarga tarqaladi. Va bu muhim kitob tamomila yozilib boʻldi. Yulduzlarning sifatlaridan kuzatilgan barcha narsalar imtihon qilinib, bu_ditobga kiritilib sobit etildi”.

| Bu keltirilgan katta parchadan koʻrinadiki, Qozizoda Ulugʻbekning ustozi boʻlgan va “Zij”ning ancha qismi uning ishtirokida yozilgan. Bundan yana shu narsa koʻrinadiki, Ulugʻbek Samarqanddagi yana bir yirik olim Jamshid Koshiyni ustoz demaydi, balki uning yoshi Rumiydan katta boʻlgani uchun Mavlonoyi Azam deyish bilan cheklanadi. Haqiqatan ham, u kishi Samarqandga 1416 yili, yaʼni Ulugʻbek 22 yashar navqiron yigit va olim sifatida tanilganda keladi va u rasadxonadagi kuzatishlar boshlanishi bilanoq vafot etadi. Biroq fan tarixidan shu narsa maʼlumki, Koshiy “Zij”ning nazariy qismini arab tiliga tarjima etgan va hozir bu tarjimaning nusxalari mavjud. Demak, bundan koʻrinadiki, Ulugʻbek avval “Zij”ning nazariy qismini yozgan, soʻng jadval qismi uzoq kuzatishlar natijasida tuzilgan. Koshiy esa nazariy qism yozilishi bilan uni arabchaga agʻdargan va jadvallar ustida ishlar boshlanishida vafot etgan.

Yana bir diqqatga sazovor narsa, bu Ulugʻbek Ali Qushchini “farzandi arjumand” deyishidir. Aslida Ali Qushchi uning farzandi zmas, shogirdi boʻlib, ilm sohasida ustoziga Abdullatif va Abdulazizlardan, yaʼni oʻz farzandlaridan ham sodiq va vafodor edi. Shuning uchun ham Ulugʻbek unga oʻz oʻgʻlidek qarar edi va uning yordami bilan “Zij”ni “farzandi arjumand Ali ibn Muhammad Qushchi… ittifoqligida” poyoniga yetkazdi.

Endi “Zij”ning mazmuni haqida toʻxtalaylik. Asarning birinchi – “Taʼrix, yaʼni xronologiyaning maʼrifati” deb nomlangan maqolasi (kitobi) yetgi bobdan iborat boʻlib, u eralar va kalendar masalalariga bagʻishlangan. Bu boblarda islomda qoʻllaniladigan asosiy era – hijriy erasi, surʼyoniy-yunoniy erasi, “jaloliy” erasi, xitoy va uygʻur erasi, forsiy-qadimiy erasi va bu eralarda keltirilgan sanalarni biridan biriga moslashtirib koʻchirish hamda bu eralardagi mashhur kunlar haqida bahs yuritiladi. Bundan tashqari ushbu maqolada turkiy muchal yillari haqida ham mufassal bayon etiladi.

Ikkinchi – “Vaqtlar va unga taalluqlik nimarsalar” deb nomlangan maqola 22 bobdan iborat. U asosan matematika va sferik astronomiya masalalariga bagʻishlangan. Ikkinchi va uchinchi boblarda oʻrta asrlar uchun eng aniq boʻlgan sinuslar va tangenslar jadvallari keltiriladi. Maqolaning toʻrtinchi bobida Ulugʻbek ekliptikaning (falak ul-burj) osmon ekvatoriga (muʼaddal un-nahor) ogʻish burchagining miqdorini keltiradi. Bu haqda u bunday deydi: “Bizning kuzatishimizcha, eng katta ogʻish (yaʼni ekliptikaning osmon ekvatoriga ogʻishi) burchagini yigirma uch daraja oʻttiz daqiqa oʻn yetti soniya topdik”. Ulugʻbek topgan bu miqdor oʻrta asrlar davri uchun ancha aniq edi. Shuni ham aytish kerakki, bu burchakning miqdori barcha davr astronomlari uchun katta ahamiyatga ega edi, chunki yoritgichlar va yashash joylarining aniq koordinatlarini topish shu burchak miqdoriga bogʻliq edi.

“Zij”ning uchinchi maqolasi 13 bobdan iborat boʻlib, faqat astronomiya masalalariga bagʻishlangan. Bunda Quyosh, Oy va besh sayyoraning harakatlari haqida bahs yuritiladi. Asarda keltirilgan jadvallarning aksariyati shu maqolaga taalluqlidir. Bu jadvallar orasida eng ahamiyatga ega boʻlgani 13-bobda keltirilgan va “Turgʻun yulduzlarning uzunlama va kenglama boʻyicha holatlarini aniqlash” deb atalgan yulduzlar jadvalidir. Ulugʻbek “Zij”ining boshqa “zij”lardan farqini koʻrsatish uchun shu yerda mazkur jadval boshidagi uning soʻzlarini keltiramiz. U aytadi: “Ptolemeygacha boʻlgan astronomlar bir ming yigirma ikki yulduzning holatini aniqladilar. Ptolemey esa ularni oltita kattalik boʻyicha tartiblab, oʻz “Almajistiy”sida keltirdi. Ularning eng kattasi – birinchi kattalikda, eng kichigi esa oltinchi kattalikdadir. Har bir kattalikni u uch qismga ajratdi. Ularni bir-biridan farq qilish uchun qirq sakkiz yulduz turkumiga joylashtirdi. Ularning yigirma bittasi falak ul-burjdan (zkliptika) shimolda, oʻn ikkitasi falak ul-burjda va oʻn beshtasi falak ul-burjdan janubda joylashadi. Bu yulduzlardan ayrimlari shu yulduz turkumlarining oʻzida, ayrimlari esa turkumdan tashqarida joylashadi. Bu keyingilarni yulduz turkumlarining tashqi yulduzlari deb hisoblanadi.

Abdurahmon Soʻfiy turgʻun yulduzlarni aniqlash toʻgʻrisida maxsus kitob yozgan, barcha kishilar unga murojaat qiladilar va uni qabul etadilar.

Biz esa yulduzlarning osmon kurrasidagi holatini kuzatishimizga qadar ular haqida Abdurahmonning kitobidagiga asoslanardik. Biroq oʻzimizda kuzatganimizdan keyin baʼzi yulduzlarning holati uning kitobidagiga mos kelmasligini koʻrdik. Alloh bizning kuzatishlarimizga taovun berganidan soʻng, bu yulduzlar va boshqa yulduzlarning holatlari Abdurahmonning aytganiga zid ekanligining shohidi boʻldik. Biz bu yulduzlarni oʻz kuzatishimizga mos kelgan holda kurraga joylashtirganimizda esa kuzatganimizga hech zid kelmaganligini koʻrdik. Biz bunga imonmiz. Biz barcha yulduz turkumlaridagi yulduzlarni kuzatdik. Lekin bundan yigirma yetti yulduz mustasno, chunki ularning janubiy masofalarining kattaligi tufayli ular Samarqandda koʻrinmasdi. Bu Samarqandda koʻrinmaydigan yulduzlardan yettitasi Mijmara (“Kurbongoh”) yulduz turkumidan, sakkiztasi Safina (“Kema”) turkumidan – bular 36 nchi yulduzdan 41 nchigacha va 44, 45-yulduzlar; oʻn bittasi Kentavrus (“Kentavr”) turkumidan – bular 27 nchidan oxirigacha va yana bitta Sabʼ (“Hayvon”) yulduz turkumidan – bu 10 nchi yulduz.

Shu yigirma yetti yulduzni biz kitobimizga Abdurahmon Soʻfiy sanasi bilan keltiramiz. Qolgan sakkiz yulduz haqida Abdurahmon Soʻfiy oʻz kitobida ularni Ptolemey koʻrgan yerda hech qanday yulduz topmaganligini aytgan. Biz ham har qancha harakat qilsak-da, oʻsha joylarda hech qanday yulduzni topmadik. Shuning uchun biz ham u sakkiz yulduzni bu kitobimizda keltirmaymiz. Bu yulduzlar Mumolik al-ainna (“Jilov ushlovchi”)ning 14-nchi, Subʼning 11-nchi yulduzi va Hutdan tashqarida, janubdagi oltita yulduzdir”.

Keltirilgan parchadan koʻrinadiki, Ulugʻbekning yulduzlar jadvali oʻrta asrlar davridagi eng nodir va mukammal jadval boʻlgan. Bu parcha Ulugʻbek rasadxonasida yulduzlar globusi yasalgan, degan xulosaga ham olib keladi.

“Zij”ning oxirgi – “Yulduzlarning doimiy harakati” deb nomlangan toʻrtinchi maqolasi ikki bobdan iborat va u asosan ilmi nujumga bagʻishlangan.

Ulugʻbek “Zij”i oʻrta asrlardagi eng mukammal astronomik asar boʻlib, tezda zamondoshlarining diqqatini oʻziga jalb etdi. Eng avval bu asar Samarqandda Ulugʻbek atrofida toʻplangan olimlar ijodiga taʼsir koʻrsatdi. “Zij”ni oʻrganish shuni koʻrsatadiki, u asosan amaliy qoʻllanishga moʻljallangan boʻlib, nazariy masalalarni bayon etishni Ulugʻbek oldiga maqsad qilib qoʻymagan. Shuning uchun boʻlsa kerak, “Zij”ni birinchi boʻlib Samarqand olimlarining oʻzi, xususan Ali Qushchi sharhlaydi. Undan keyingi sharhlarni Miram Chalabiy va Husayn Birjandiylar yozadi.

1449 yili Ulugʻbekning fojiali halokatidan soʻng Samarqand olimlari asta-sekin Yaqin va Oʻrta Sharq mamlakatlari boʻylab tarqalib ketadilar. Ular oʻzlari borgan yerlarga Samarqand olimlarining yutuqlarini va “Zij”ning nusxalarini ham yetkazadilar. Xususan Ali Qushchi 1473 yili Istanbulga borib, u yerda rasadxona quradi. Shu tariqa Ulugʻbek “Zij”i Turkiyada tarqaladi va Turkiya orqali Ovroʻpo mamlakatlariga ham yetib boradi.

Hozirgi kundagi maʼlumotlarga koʻra “Zij”ning YUOga yaqin forsiy nusxasi va 15 dan ortiq arabiy nusxasi mavjud. Oʻrta asrlarda yozilgan hech bir astronomik yoki matematik asar bunchalik ommaviy va keng maʼlum boʻlmagan. “Zij” musulmon mamlakatlarining deyarli barchasida oʻrganilgan va sharhlangan. Uni sharhlagan olimlardan quyidagilarning nomlarini eslatish mumkin: Shamsiddin Muhammad ibni Abul Fath as-Soʻfiy al-Misriy (vaf. tax. 1495), Abulqodir ibni Roʻyoniy Lahijiy (vaf. 1519), Miram Chalabiy (vaf. 1525), Abdulali Birjandiy (vaf. 1525), Gʻiyosiddin Sheroziy (vaf. 1542).

Ulugʻbek “Zij”i ayniqsa Hindiston olimlariga kuchli taʼsir koʻrsatdi. Samarqand olimlarining ilmiy anʼanalarini Hindistonga Boburning oʻzi yetkazgan degan maʼlumot bor. Boburning vorislari oʻtmishdagi shohlarga oʻxshab atroflariga olimlarni toʻplaydilar va ularning ilmiy izlanishlariga sharoit yaratadilar. Hind olimlari koʻp tarafdan Samarqand olimlariga taqlid qiladilar. Masalan, Shoh Jahon avval zamonida Lahor va Dehlida ishlagan Farididdin Masʼud al-Dehlaviy (vaf. 1629) “Ziji ShohJahoniy” nomli asar yozadi: undagi maqola va boblarning soni xuddi Ulugʻbek “Zij”idagidek va jadvallarning ham koʻp qismi Ulugʻbeqdan olingan. Yirik hind olimi Savoy Jay Sing (1686–1743) ham oʻzining “Ziji Muhammadshohiy” asarini Ulugʻbek “Zij”ining katta taʼsiri ostida yozgan.

“Zij”ning Gʻarbiy Ovroʻpo faniga ham taʼsiri katta boʻldi. Umuman olganda Gʻarbiy Ovroʻpo Temur va uning farzandlarini, ayniqsa Ulugʻbekni XV asrdanoq bilardi. Ali Qushchining Istanbuldagi faoliyati tufayli Ulugʻbekning olimligi haqidagi xabar ham Ovroʻpoga tarqaladi.

1638 yili Istanbulga ingliz olimi va sharqshunosi, Oksford universitetining professori Jon Grivs (1602–1652) keladi. Qaytishida u oʻzi bilan Ulugʻbek “Zij”ining bir nusxasini Angliyaga olib ketadi. 1648 yili avval “Zij”dagi 98 yulduzning jadvalini chop etadi. Oʻsha yilning oʻzida Grivs “Zij”dagi geografik jadvalni ham nashr etadi. 1650 yili esa u “Zij”ning birinchi maqolasining lotincha tarjimasini nashr etadi. Grivs 1652 yili mazkur oxirgi ikki ishni qayta nashr etadi.

Yana bir ingliz olimi va sharqshunosi Tomas Hayd (1636–1703) “Zij”dagi turgʻun yulduzlar jadvalini 1665 yili forscha va lotinchada nashr etadi. Shunisi diqqatga skzovorki, Hayd Grivsning ishlaridan butunlay bexabar edi. Demaq, “Zij”ning nusxalari qandaydir yoʻllar bilan unga ham yetib kelgan.

Haydning nashridan 15 yil keyin polyak olimi Yan Geveliy (1611–1687) Dansigda “Zij”nyng ayrim jadvallarini nashr etadi. Bundan keyin XVIII va XIX asrlarda qator Ovroʻpo olimlari “Zij”ning ayrim qismlarini nashr etadilar. Fransuz sharqshunosi L. A. Sediyo (1808–1876) “Zij”ning toʻrttala maqolasi oldidagi soʻzboshilari va muqaddimasining fransuzcha tarjimasini 1847–1853 yillarda) nashr etadi. Va nihoyat, XX asr boshlarida amerikalik olim E, B. Nobl “Zij”ning Angliya kutubxonalarida saqlanadigan 28 qoʻlyozmasi asosida yulduzlar jadvalining inglizcha tarjimasini nashr etydi (Vashington, 1987).

Shunday boʻlishiga qaramay Ulugʻbek “Zij”i umuman olganda toʻliq ravishda oʻrganilmagan, biror zamonaviy tilga toʻla tarjima etilmagan.

1994 yili Ulugʻbek tavalludining 600 yilligi munosabati bilan “Ziji jadidi Koʻragoniy”ning birinchi bor toʻligʻicha rus tiliga tarjimasi bosib chiqarildi[1]. Shu yili yana Ulugʻbekning “Tarixi arbaʼ ulus” asari ham oʻzbek tilida Toshkentda nashr etildi[2].


“Maʼnaviyat yulduzlari” (Abdulla Qodiriy nomidagi xalq merosi nashriyoti, Toshkent, 1999) kitobidan olindi.


[1] Mirzo Ulugbek Muxammed Taragay. Zidji djadidi Guragoni. Noviʼe Guraganoviʼe astronomicheskiye tablitsiʼ. Vstupitelnaya statya, perevod kommentarii i ukazateli B. Axmedova. T. Izd. “Fan”. Akademii Nauk Respubliki Uzb. 1994

[2] Mirzo Ulugʻbek. “Toʻrt ulus tarixi”. B. Ahmedovning kirish soʻzi, izohlari va tahriri ostida, forschadan B. Ahmedov, N. Norqulov, M. Hasanovlar tarjimasi.


Согласно указу Президента Республики Узбекистан, в 1994 году по случаю 600-летия со дня рождения Мирзо Улугбека в нашей стране были проведены большие торжества и международные научные конференции. Встречи и конференции проводились также в Париже по решению ЮНЕСКО.

Улугбек родился в марте 1394 года в городе Султания на западе Ирана, во время военного похода его деда Темура. Он старший сын Шахруха Мирзы и получил имя Мухаммад Тарагай, но в детстве его звали Улугбеком, что впоследствии стало его основным именем.

Детские годы Улугбека прошли в военных походах его деда Темура. После смерти Темура в начале похода на Китай в 1405 году борьба за трон продолжалась между его потомками в течение двух лет, и в этой борьбе младший сын Темура Шахрух одержал верх. Но Шахрух избрал своей столицей Герат, а Самарканд, столицу Моваруннахра, отдал своему сыну Улугбеку. Тем не менее, Шахрукх считался единственным ханом Ирана и Турана.

В 1411 году Шахрух назначил своего старшего сына Улугбека наместником Моваруннахра и Туркестана. Улугбек стал губернатором в 17 лет и в отличие от своего деда не интересовался военным делом, а был более склонен к науке. К сожалению, не сохранилось точных сведений о первоначальном образовании, тренере и наставниках Улугбека. В детстве Улугбека воспитывала бабушка Сараймульк. Конечно, можно предположить, что эта женщина научила своего любимого внука грамоте и рассказывала истории и сказки на исторические темы. В 1405-1411 годах Амир Шах Малик был отцом юного Мирзы. Но он мог дать Улугбеку в основном военное и политическое образование.

Можно предположить, что одним из учителей Улугбека был астролог Мавлана Ахмед, поскольку этот человек был одним из величайших ученых при дворе Тимура и смог составить таблицы календарей планет на следующие двести лет. Однако сам Улугбек впоследствии назвал Казизаду Руми «моим учителем» в своем основном произведении «Зидж». На самом деле он родился в Казизе в 1360 году, а в возрасте 20-25 лет, то есть с рождения Улугбека, использовался Темуром. В результате Улугбек с самого начала своей жизни рос под влиянием таких астрономов и математиков, как Маулана Ахмед и Казизада Руми. Именно поэтому точные науки важны в его жизни.

В свои 20 лет Улугбек был одним из ведущих ученых своего времени, а важные нововведения во время его правления приобрели большое значение в истории культуры Средневековья. В письме, написанном отцу из Самарканда в Кошан в 1417 году, Гиёсиддин Джамшид Коший, служащий Улугбека, так описывает деятельность и знания Улугбека: «Благодарение Богу и его благословениям, владыке семи климатов, царю Ислам (то есть Улугбек — А.А.) — мудрый человек. Я не говорю об этикете.Правда в том, что сначала он знает большую часть Священного Корана наизусть. Они запоминают и запоминают комментарии и слова комментаторов о каждом ряте, и очень хорошо пишут по-арабски. Он также хорошо разбирается в юриспруденции, и он хорошо разбирается в объяснении и методах значений логики.

Он в совершенстве овладел всеми разделами математики и проявил такое серьезное мастерство, что однажды, катаясь на лошади, ему велели определить, какой день года будет подходящим в понедельник между десятым и пятнадцатым числами месяца раджаб 818 года (сентябрь 15-20, 1415 г.). Соответственно, катаясь, они путем воображаемого расчета установили, что солнечный календарь в этот день составляет один градус и две минуты. Спешившись с лошади, проверили правильность счета, спросив у этого бедолаги (от Коши — А А).

На самом деле, в воображаемом исчислении вы должны помнить о многих величинах и на их основе находить другие величины. Но сила запоминания у человека слаба и он не может так точно находить градусные минуты. С тех пор, как человек стал зданием, до сих пор никто не мог так точно вычислить.

Короче говоря, я хотел бы сказать, что те люди, которые достигли большого мастерства в этой области науки, хорошо выполняют действия, связанные с астрологией, и должным образом доказывают это глубокими доказательствами. Они получают такой хороший урок от Тазкиры и Тухфы, что к ним не нужно ничего добавлять».

Из-за интереса Улугбека к науке и развитию страны он решил построить новую школу и медресе, причем почти одновременно он построил три медресе в Самарканде, Бухаре и Гиждуване.

Строительство медресе в Самарканде началось в 1417 году и было завершено за три года. Вскоре Улугбек стал собирать в медресе учителей и ученых, и так образовалась его астрономическая школа в Самарканде. Основными учителями этой школы были такие ученые, как Тафтазани, Маулана Ахмад и Казизада Руми, приехавшие в Самарканд во времена Тимура в поисках благоприятных условий и убежища для своей научной деятельности. По совету Казизаде Улугбек вызвал Гиёсиддина Джамшида Копши из Кошана, Хорасан. К 1417 году число ученых, собравшихся в Самарканде из разных городов Моваруннахра и Хорасана, превысило 100 человек. Среди них были писатели, историки, каллиграфы, художники, архитекторы. Но более почетными и престижными были ученые в области астрономии и математики. Среди них самыми почетными и влиятельными были Казизода и Коши.

В 1420 году было официально открыто Самаркандское медресе. Зайниддин Васифи сказал в книге «Бадои уль-Вакаи», что Маулана Шамсуддин Мухаммад Хавафи был назначен первым мударри. Основные лекции в медресе читали Казизаде, Улугбек, Коши, а позже Апи Кушчи.Самаркандское медресе и научный кружок, созданные Улугбеком, приобрели большое значение в истории культуры и науки Востока, оказали большое влияние на развитие страны, а также культурное развитие многих народов. Здесь сформировались многие великие деятели. Например, в самаркандском медресе учился будущий великий поэт Джами Улугбек, родившийся в 1414 году в городе Хорасан. Здесь он слушал лекции таких великих ученых, как Казизода, Улугбек и Али Кушчи, и обучался у них.

Астрономия была одним из важнейших научных направлений, которому самаркандские ученые, собравшиеся вокруг Улугбека, придавали большое значение. Самые ранние астрономические работы в исламе назывались Зидж и состояли в основном из таблиц. Наиболее совершенными «зиджами», написанными до Улугбека, были «Гануни Масъуди» Беруни и «Зиджи Эльхани» Насриддина Туси, написанные в 1256 году и подаренные Хулаш-хану. Произведение Джамшида Коши «Зижи Хакани», написанное в начале XV века и приписываемое Шахруху, основывалось в основном на китайских и монгольских традициях, имело малое значение для исламских стран, а также было весьма поверхностным в научном отношении. В Мовароуннахре после монгольского нашествия не было написано ни одного «зиджа». По этим причинам Улугбеку пришлось сначала заняться астрономическими исследованиями, а для этого ему пришлось построить обсерваторию. Об этом сообщает Абу Тахирходжа: «Через четыре года после основания медресе Мирза Улугбек Казизада, посоветовавшись с Руми, Маулана Гиёсиддином Джамшидом и Мауланой Муйнидином Кошони, построил здание обсерватории на берегу ручья Оби Рахмат на холме Кохак. Он построит вокруг себя высокие комнаты».

Строительство обсерватории длилось с 1424 по 1429 годы. Как только обсерватория завершена, начинаются астрономические наблюдения. Совместная деятельность обсерватории и медресе позволила поднять астрономию и математику на высший уровень в научной школе Улугбека в средние века.

Поездки, связанные с государственными делами, наблюдения в обсерватории и занятия в медресе, а также общее руководство научной работой отнимали у Улугбека много времени. Вероятно, поэтому известно, что научных трудов, написанных непосредственно Улугбеком, не так много — их четыре.

Наиболее важным, известным и знаменитым из научного наследия Улугбека является его «Зиж», этот труд также называют «Зиджи Улугбек», «Зиджи джадиди Корагоний». Помимо «Зиджа», его математический труд «Трактат об определении синуса одной степени», астрономический трактат «Рисалайи Улугбек» (единственный экземпляр которого хранится в библиотеке Алигархского университета в Индии) и исторический «Тарихи арба улус» («История четырех народов») — произведение.

По своему составу Улугбек «Зидж» продолжает астрономическую традицию, начатую в 8-9 веках, но его научный уровень несравненно выше их. Данная работа состоит из двух частей:Он состоит из обширного введения и таблиц с подробным описанием положений и положений 1018 неподвижных звезд, а само введение разделено на четыре самостоятельные части. В начале введения цитируются стихи из Корана, относящиеся к звездам и планетам. Этим Улугбек пытается идеологически обосновать необходимость астрономических наблюдений. В следующей части предисловия Улугбек закончил такими словами: «Тогда Улугбек ибн Шахрух ибн Темур Корагон, беднейший из рабов Божьих, самый стремящийся к Богу, говорит…» Из этих слов можно видно, что автором «Зиджа» был сам Улугбек. Однако Улугбек справедливо награждает тех, кто помогал ему в этом труде, следующими словами: «Начало труда – ученый ученый, установивший эталон совершенства и мудрости, снискавший славу Казизада Руми, находившийся в области анализа и исследования, и прославившийся как Маулана Салах аль-милла ваддин Муса, да будет ему милость и прощение, и Хазрат Маулана Азам, гордость мировых правителей, превосходный в древних знаниях, разрешитель проблем, Маулана Гийяс аль- Милла Ваддин Джамшид, да благословит Бог его могилу, это была польза и помощь их двоих…

В начале ситуации Хазрат Маулана покойный Гиязиддин Джамшид услышал призыв: «Аджибу дои Аллах» и послушно откликнулся, и от этого мирского целителя ему понравился мирской целитель. Во время работы, до завершения этого важного дела, скончался хазрат Устаз Казизаде, да помилует его Всевышний Аллах.

Однако его сын Арджуманд Али ибн Мухаммад Кушчи с детства продвигается в области науки и занят ее ответвлениями. Я надеюсь и верю, что его слава скоро распространится по странам и регионам мира, даст Бог. И эта важная книга полностью написана. Все, что наблюдалось по свойствам звезд, было исследовано, включено в эту книгу и подтверждено.

| Из приведенного большого отрывка видно, что Казизаде был учителем Улугбека и большая часть «Зиджа» была написана в его присутствии. Это также показывает, что Улугбек не называет Джамшида Коши, другого великого самаркандского ученого, учителем, а ограничивается тем, что называет его Мавлонайи Азамом, потому что он старше Руми. На самом деле он прибыл в Самарканд в 1416 году, когда Улугбек был известен как 22-летний юноша и ученый, и умер, как только начались наблюдения в обсерватории. Однако из истории науки известно, что Коши перевел теоретическую часть «Зиджа» на арабский язык, и сейчас сохранились копии этого перевода. Итак, видно, что Улугбек сначала написал теоретическую часть «Зиджа», а затем в результате долгих наблюдений была составлена ​​табличная часть. Коши перевел ее на арабский язык, как только была написана теоретическая часть, и умер, когда началась работа над таблицами.

Примечательно и то, что Улугбек Али называл Кушчи «фарзанди арджуманд». На самом деле Али Кушчи не его ребенок, а его ученица.в области науки он был более верен и предан своему учителю, чем Абдуллатиф и Абдулазиз, то есть его дети. Поэтому Улугбек относился к нему, как к родному сыну, и с его помощью довел Зиджа до конца «союзом с любимым сыном своим Али ибн Мухаммадом Кушчи».

Теперь поговорим о содержании «Зиджа». Первая статья (книга) труда под названием «История, т.е. просветление летоисчисления» состоит из семи глав и посвящена эпохам и вопросам календаря. В этих главах основными эпохами, используемыми в исламе, являются эпоха хиджры, сирийско-греческая эпоха, эпоха «Джалали», китайская и уйгурская эпохи, персидско-древняя эпоха, а также адаптация дат, указанных в этих эпохах, друг к другу, и обсуждаются знаменитые дни этих эпох. Кроме того, в этой статье также подробно рассказывается о турецких високосных годах.

Вторая статья под названием «Times and Related Matters» состоит из 22 глав. В основном он посвящен проблемам математики и сферической астрономии. Во второй и третьей главах представлены наиболее точные средневековые таблицы синусов и тангенсов. В четвертой главе статьи Улугбек приводит величину угла отклонения эклиптики (фалак уль-бурдж) к небесному экватору (муаддаль ун-нахор). Об этом он говорит: «По нашему наблюдению мы нашли угол наибольшего отклонения (то есть отклонения эклиптики от небесного экватора) равным двадцати трем градусам тридцати минутам семнадцати секундам». Эта сумма, найденная Улугбеком, была вполне точной для средневекового периода. Следует также сказать, что величина этого угла имела большое значение для астрономов всех времен, ведь от величины этого угла зависело нахождение точных координат светил и мест пребывания.

Третья статья «Зиджа» состоит из 13 глав и посвящена только вопросам астрономии. В нем обсуждаются движения Солнца, Луны и пяти планет. Большинство таблиц в работе относятся к этой статье. Самая важная из этих таблиц приведена в главе 13, озаглавленной «Определение положений неподвижных звезд по долготе и широте». Для того, чтобы показать отличие Улугбека «зиджа» от других «зиж», здесь мы приводим его слова в начале этой таблицы. Он говорит: Астрономы до Птолемея определили положение одной тысячи двадцати двух звезд. И Птолемей перечислил их в своей «Альмагистии», расположив их по шести величинам. Самая большая из них — первой величины, а самая маленькая — шестой величины. Он разделил каждый размер на три части. Он поместил их в сорок восемь созвездий, чтобы отличать их друг от друга. Двадцать одна из них расположена к северу от созвездия (зклиптика), двенадцать расположены в созвездии, а пятнадцать расположены к югу от созвездия. Некоторые из этих звезд расположены в этих созвездиях, а некоторые находятся вне созвездия.Эти последние считаются внешними звездами созвездий.

Абдурахман Суфи написал специальную книгу по определению неподвижных звезд, к которой обращаются и принимают все люди.

Пока мы не наблюдали положение звезд на небесной сфере, мы основывались на книге Абдуррахмана о них. Однако, понаблюдав за собой, мы обнаружили, что положение некоторых звезд не совпадает с тем, что указано в его книге. После того, как Бог даровал нам наши наблюдения, мы стали свидетелями того, что состояние этих и других звезд противоречит тому, что сказал Абдуррахман. Когда мы поместили эти звезды в круг по нашим наблюдениям, мы увидели, что они не противоречат нашим наблюдениям. Мы верим в это. Мы наблюдали звезды во всех созвездиях. Но из этого исключены двадцать семь звезд, так как из-за их большой южной удаленности их нельзя было увидеть в Самарканде. Семь звезд, которые не видны в Самарканде, относятся к созвездию Миджмара («Жертвенник»), а восемь — к созвездию Сафина («Корабль») — это от 36-й звезды до 41-й звезды и 44-й и 45-й звезд. ; одиннадцать из созвездия Центавра («Кентавр») — это 27-я до конца, и еще одна из созвездия Саб’ («Зверь») — это 10-я звезда.

Эти двадцать семь звезд мы приносим в нашу книгу с датой Абдуррахмана Суфи. Об остальных восьми звездах Абдуррахман Суфи сказал в своей книге, что он не нашел звезд там, где их видел Птолемей. Несмотря на все наши усилия, звезд в этих местах мы не обнаружили. Вот почему мы не упоминаем в этой книге эти восемь звезд. Этими звездами являются 14-я звезда Мумалик аль-Аинна (Райнер), 11-я звезда Суб и шесть звезд на юге за Хатом».

Из приведенного отрывка видно, что карта звездного неба Улугбека была самой редкой и совершенной картой средневековья. Этот отрывок также приводит к выводу, что звездный глобус был изготовлен в обсерватории Улугбека.

Последняя и четвертая статья «Зиджа» под названием «Вечное движение звезд» состоит из двух глав и в основном посвящена науке астрологии.

«Зидж» Улугбека был самым совершенным астрономическим трудом средневековья и быстро привлек внимание современников. Прежде всего, эта работа повлияла на работу ученых, собравшихся вокруг Улугбека в Самарканде. Изучение «Зиджа» показывает, что оно в основном предназначено для практического использования, и Улугбек не ставил целью разъяснение теоретических вопросов. Вероятно, поэтому «Зидж» первым интерпретируют сами самаркандские ученые, особенно Али Кушчи. Мирам Чалаби и Хусейн Бирджанди пишут следующие комментарии.

После трагической гибели Улугбека в 1449 г. самаркандские ученые постепенно распространились по странам Ближнего и Среднего Востока. Они также привозят в места, где побывали, достижения самаркандских ученых и экземпляры «Зиджа».В частности, Али Кушчи в 1473 году отправился в Стамбул и построил там обсерваторию. Таким образом, Улугбек «Зидж» распространяется в Турции и достигает европейских стран через Турцию.

По текущим данным, существует около 100 персидских копий «Зиджа» и более 15 арабских копий. Ни один астрономический или математический труд, написанный в Средние века, не был так популярен и широко известен. «Зидж» изучали и интерпретировали почти во всех мусульманских странах. Среди ученых, комментировавших его, можно назвать имена следующих: Шамсиддин Мухаммад ибн Абул Фатх ас-Суфи аль-Мисри (ум. ок. 1495), Абул Кадир ибн Рояни Лахиджи (ум. 1519), Мирам Чалаби (ум. ок. 1495). ум. 1525), Абдулали Бирджанди (ум. 1525), Гиязиддин Ширози (ум. 1542).

Улугбек «Зидж» оказал сильное влияние, особенно на индийских ученых. Есть сведения, что сам Бабур принес в Индию научные традиции самаркандских ученых. Подобно царям прошлого, преемники Бабура собрали вокруг себя ученых и создали условия для их научных изысканий. Индийские ученые во многом подражают самаркандским ученым. Например, Фаридуддин Масуд ад-Дехлави (ум. 1629), работавший в Лахоре и Дели до Шаха Джахана, написал труд под названием «Зиджи Шах Джахани»: количество статей и глав в нем такое же, как и в труде Улугбека. «Зидж», и большинство таблиц также взяты от Улугбека. Великий индийский ученый Савой Джай Сингх (1686–1743) также написал свой труд «Зиджи Мухаммадшахи» под большим влиянием Улугбека «Зиджа».

«Зий» также оказал большое влияние на западноевропейскую науку. Вообще Западная Европа знала Темура и его детей, особенно Улугбека, с 15 века. Благодаря работе Али Кушчи в Стамбуле весть о науке Улугбека распространилась по Европе.

В 1638 году в Стамбул прибыл Джон Гривз (1602-1652), английский ученый и востоковед, профессор Оксфордского университета. По возвращении он возьмет с собой в Англию экземпляр Улугбека «Зидж». В 1648 году он опубликовал в «Зидже» таблицу из 98 звезд. В том же году Гривз также публикует географическую таблицу в «Zij». В 1650 году он опубликовал латинский перевод первой статьи «Зиджа». Гривз перепечатал эти две последние работы в 1652 году.

Другой английский ученый и востоковед, Томас Хайд (1636–1703), опубликовал таблицу неподвижных звезд в «Зидже» в 1665 году на персидском и латинском языках. Примечательно, что Хайд совершенно не знал о работе Гривза. Так вот, копии «Зиджа» как-то дошли до него.

Через 15 лет после публикации Хайда польский ученый Ян Хевели (1611–1687) опубликовал в Данциге несколько таблиц «Зия». После этого в XVIII и XIX веках ряд европейских ученых опубликовали отдельные части «Зиджа». Французский востоковед Л. А. Седиу (1808–1876) публикует французский перевод предисловий и введения к четырем статьям «Зиджа» (1847–1853). Наконец,В начале 20 века американский ученый Э. Б. Ноубл опубликовал английский перевод карты звездного неба на основе 28 рукописей «Зидж», хранящихся в английских библиотеках (Вашингтон, 1987).

Несмотря на это, «Зидж» Улугбека в целом до конца не изучен и не переведен полностью ни на один современный язык.

В 1994 году, к 600-летию со дня рождения Улугбека, был издан первый полный русский перевод «Зижи Джадиди Корагоний» [1]. В том же году в Ташкенте был издан труд Улугбека «Тарихи арба улус» на узбекском языке[2].

Взято из книги «Духовные звезды» (Издательство «Общественное наследие» имени Абдуллы Кадири, Ташкент, 1999 г.).

[1] Мирза Улугбек Мухаммед Тарагай. Зиджи Джадиди Гурагони. Новые Гурагановы астрономические таблицы. Вступительная статья, перевод комментариев и показателей Б. Ахмедова. Т. Изд. «Наука». Академия Наук Республика Узб. 1994 г.

[2] Мирза Улугбек. «История четырех народов». Перевод с персидского Б. Ахмедова, Н. Норкулова, М. Гасанова, с введением, комментариями и редакцией Б. Ахмедова.

Если вам понравилась статья, поделитесь ею с друзьями в социальных сетях.
Sirlar.uz

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: