Qozizoda Rumiy haqida batafsil ma’lumotlar, tarjimai hol

Qozizoda Rumiy haqida batafsil ma’lumotlar, tarjimai hol
Til haqida yangi she'rlar, eng chiroyli she’rlar to'plami

XV asr boshlarida Movarounnahrda shuhrat qozongan ulkan matematik va astronomlardan biri Qozizodadir. Olimning toʻliq nomi Salohiddin Muso ibn Muhammad ibn Mahmud.

Qozizoda aslida hozirgi Turkiyaning shimoli-gʻarbidagi Marmara dengizidan janubroqdagi Bursada tavallud topgan. Uning otasi Muhammad “Xoja Afandi” laqabi bilan maʼlum boʻlib, Salohiddinning bolalik yillarida vafot etgan. Xoja Afandi ancha olim va komil odam boʻlib, koʻp yillar Bursaning qozisi lavozimida xizmat qilgan. Salohiddinning tugʻilgan yili aniq maʼlum emas. Turkcha manbalarda u hijriy 755–765 (milodiy 1354–1364) yillar orasida tugʻilgan, deb taxmin qilinadi.

Qozizoda boshlangʻich maʼlumotlarini Bursadagi madrasada olib, astronomiya va matematika bilimlarini mavlono Shamsiddin Fanoriydan oʻrganadi. Lekin u yoshligidan Movarounnahr va Xurosonda ilm-fanning yuksak darajada ekanligini eshitib, u yerga ketishga taraddud koʻra boshlaydi. Bu haqda XX asr boshlaridagi turk tarixchisi Solih Zakiy bunday yozadi: “Mavlono Fanoriydan Xuroson va Movarounnahr ulamosining ulumi riyoziyadaki ovozai shuhratini eshita-eshita, nihoyat ikmoli tahsil uchun u joniba getmakka qaror vermish”. Oila aʼzolari bu sayohatga monelik qilishlaridan qoʻrqib, buni sir tutadi. Qozizoda XIV asr oxirlarida bir kun toʻsatdan Bursadan gʻoyib boʻladi. Avvaliga u Xurosonga borib, u yerda poytaxt Samarqandning shuhrati haqida eshitadi va oʻsha shahar tarafga intiladi. Bu orada Amir Temurning yetti yillik yurishi boshlanib qoladi. Qozizoda yoʻdda Temurning ulamolari qatoriga qoʻshilib qolib, ular bilan orqaga qaytib, yurishda ishtirok etadi va shu ketishda oʻzining Bursadagi ustozi mullo Fanoriyning “Anmuzaji ulum” asariga sharh bitadi. U Xuroson va Movarounnahrga kelib olimlardan tahsil olib, bilimini kamolotga yetkazadi. Xususan u Temurning saroy astronomi Mavlono Ahmaddan astronomiya va matematika fanlaridan chuqur maʼlumotlar oladi. Amir Temurning yetti yillik yurishi tugagach, 1404 yil yozida Salohiddin birinchi marta Movarounnahr poytaxti Samarqandga keladi. Tez orada Salohiddin Movarounnahr va Xuroson olimlari orasida “Qozizoda Rumiy” (Usmonli turklar mulki boʻlib qolgan Kichik Osiyo, yaʼni qadimgi Rim imperiyasi yerlarini Sharqda Rum deyilar edi) nomi bilan shuhrat qozonadi.

1405 yil boshida yuz bergan Sohibqironning vafotidan keyingi Movarounnahrda hukm surgan notinchlik Qozizodani Ulugʻbek bilan birgaliqda Hirotga ketishga majbur qiladi. Bu yerda u bir necha yil davomida boʻlajak buyuk olimga astronomiya va matematika fanlaridan saboq beradi va unda shu fanlarga nisbatan chuqur va soʻnmas mehr uygʻotadi. Ulugʻbek keyinchalik oʻz “Zij”ida Qozizodani minnatdorchilik bilan “ustozim” deb tilga oladi.

Ulugʻbekning oʻzi ayttanidek, uning ustozi Qozizoda Rumiydir.

Ulugʻbek Samarqandda 1417–1420 yillarda madrasa taʼsis etib, Qozizodani u yerda rais ul-muallimin nasabiga tayinlaydi va aksariyat hollarda uning darslarida oʻzi ham ishtirok etadi. Ulugʻbek madrasasi kvadrat shaklida boʻlib, uning toʻrt tarafida darsxonasi va har bir darsxonaning oʻz mudarrisi boʻlgan. Qozizoda madrasada darsga chiqquncha darsxonalarning talabalari oʻz mudarrislari bilan chiqib, uni kutib turganlar.

Bir kuni qandaydir sababga koʻra Ulugʻbek oʻsha toʻrt mudarrisdan birini taʼzil etadi, yaʼni koyib ishdan chetlatadi. Buni eshitgan Qozizoda raddiya sifatida darsga chiqmaydi va bu hol bir necha kun davom etadi. Ulugʻbek bundan ogoh boʻlib, Qozizodaning huzuriga boradi va uning sihat-salomatligini koʻrib, uning darsga chiqmayotganining sababini soʻraydi. Shunda Qozizoda bunday javob beradi: “Biz mudarrislikning hech bir kimsaga aloqasi va munosabati yoʻq bir mansab deb bilamiz. Hamda mudarrislik mansabi taʼzil joriy etilmaydigan mansabdir, deb hisoblardik. Holbuki endi bu mansab ham sultonlik tasarrufida ekanligini koʻrdik. Binobarin biz ham endi oʻzimizni mudarrislik amalidan forigʻ etdik”.

Ulugʻbek buni eshitib, oʻsha mudarrisni darhol oʻz vazifasida tiklaydi va bundan buyon hech bir mudarrisni taʼzil etmasligi haqida vaʼda beradi. Qozizodadan esa darslarga yana chiqishini iltimos qiladi.

Qozizoda Ulugʻbek madrasasida mudarrislik yillarida “sayyid as-sanad” deb tilga olinadigan Sayyid Sharif Jurjoniy nomli bir mudarris bilan muloqotda boʻladi. Qozizoda u kishi bilan koʻp mubohisa va munozara qilardi. Baʼzan shunday boʻlardiki, bu mubohisalarda ikkala shaxs ham bir-biriga nisbatan ovozini koʻtarar va tafovut, muxolifotga borardilar. Shunday hollarda Qozizoda Sayyid Sharifga nisbatan “matematik fanlarda qudratsiz” desa, Sayyid Sharif Qozizodaga “taʼbi matematik fanlarga magʻlub va falsafiyotga mansub” der edi. Lekin ikkisi ham bir-birining asarlarini tahrir kilar va tortishuvga sabab boʻlgan masalalarni talabalar oldiga qoʻyar edilar.

Ulugʻbek Jamshid Koshiydan “Ziji Elxoniy” haqida va Marogʻadagi kuzatishlar daqida koʻp eshitib, oʻzi rasadxona barpo etish va yangidan astronomik kuzatishlarni boshlashga tashabbus koʻrsatadi. Rasadxona qurilishini Qozizoda bilan birga Jamshid Koshiy boshqaradi. Qurilish tugatilib, kuzatishlar boshlanishi bilanoq Koshiy vafot etadi. Bundan soʻng ishlarga ilmiy rahbarlik Qozizodaning zimmasiga yuklanadi. U ham kuzatishlar oxiriga yetkazilmasdan vafot etadi. Endi kuzatishlarni davom ettirish navbati Ali Qushchiga keladi va u bu ishda katta jonbozlik koʻrsatib, ustozi Ulugʻbek bilan ishni nihoyasiga yetkazadi.

Qozizoda bilan Jamshid Koshiylar, shubhasiz XV asr birinchi yarmida Sharq va Gʻarbning eng buyuk olimlaridan edilar. Ular ikkisining oʻzaro munosabatlari doʻstona edi va ular bir-biriga katta hurmat bilan qarar edilar. Xususan Qozizoda Koshiyga “birodari aʼzam” deb murojaat etardi. Qozizoda Samarqanddaligida juda koʻp shogirdlar yetishtirdi. Bularning avvali va eng buyugi Ulugʻbeqdir. Ikkinchi shogirdi Fathulloh Shervoniy boʻlib, u 1449 yili Ulugʻbek oʻldirilishi bilan darhol Kichik Osiyoga ketadi va Kastamonu shahrida mudarrislik bilan shugʻullanadi. Qozizoda Samarqandda uylanib, bu nikohdan boʻlajak yirik olim Miram Chalabiyning otasi Qutbidsin dunyoga keladi.

Qozizodaning vafot etgan yili maʼlum emas. Lekin bu voqea 1426–1436 yillar orasiga toʻgʻri keladi, deb taxmin qilinadi.

Olimning qalamiga mansub asarlar quyidagilardir:

1. “Risola fi-l-hisob” (“Hisob haqida risola”). Arifmetikaga doir arab tilida yozilgan risola boʻlib, unda kasr va butun sonlarning oʻnlik uslublaridagi hisobi bayon etilgan. Risola 1382 yili Bursada yozilgan. Ikkita qoʻlyozmasi Mashhadda imom Rizo kutubxonasida saqlanadi.

2. “Sharhi mulaxxis fi-l-hayʼa” (“Astronomiya haqida qisqacha risolaning sharhi”). Asar Mahmud ibn Muhammad ibn Umar al-Xorazmiy al-Chagʻminiyning (XIII asr) “Mulaxxis fi-l-hayʼa” nomli asariga arab tilida yozilgan sharhidan iborat. Sharh hijriy 1412 yili Ulugʻbek uchun Samarqandda yozilgan. Risolaning 150 dan ortiq qoʻlyozma nusxalari dunyodagi turli kutubxonalarda saqlanadi.

3. “Sharhi ashkol at-taʼsis”. Bu risola XV asrda yashagan matematik Shamsiddin Samarqandiyning “Ashkol at-taʼsis” (“Asoslangan jumlalar”) nomli geometriyaga doir risolasiga arabchada yozilgan sharhidir. Bu ham 1412 yili Samarqandda Ulugʻbek uchun yozilgan. Bu risolaning ham 70 dan ortiq qoʻlyozmalari boʻlib, turli kutubxonalarda mavjuddir.

4. “Risola al-jayb” (“Sinus haqida risola”). Bu risolada bir darajaning sinusini aniqlashning yangi bir usuli bayon etilgan, arab tilida Samarqandda yozilgan. Uning ikki qoʻlyozmasi Istanbulda Sulton Muhammad kutubxonasida saqlanadi.

5. “Dar bayoni istirohati jaybi yak daraja” (“Bir daraja sinusini aniqlash usulining bayoni haqida”). Bu risola ham oldingi risola mavzusiga bagʻishlangan va fors tilida Samarqandda yozilgan.

6. “Dastur al-amal va tasʼhiq al-jadval” (“Amal dasturi va jadvallarini tuzatish”). Arabchada yozilgan va Ulugʻbek “Zij”idagi bir matematik masalaning sharhiga bagʻishlangan. Birgina qoʻlyozmasi Tbilisida saqlanadi.

7. “Misoxa” (“Oʻlchash”). Arab tilida yozilgan, yuzalarni oʻlchashga bagʻishlangan risola. Bir nusxasi Mashhadda Mavlaviy kutubxonasida saqlanadi.

8. “Risola fi-l-hayʼa va-l-handasa” (“Astronomiya va geometriya haqidagi risola”). Birgina nusxasi Turkiyada, Bursa shahrida saqlanadi.

9. “Sharh at-Tazkira”. Nasiriddin Tusiyning “At-Tazkira” nomli arab tilidagi risolasiga sharh.

10. “Sharh Tahrir al-Majistiy” arab tilida yozilgan. Astronomiyaga doir risola, ikki qoʻlyozmasi Berlin va Londonda saqlanadi.

11. “Risola fi ilm al-hayʼa” (“Astronomiya ilmi haqida risola”). Birgina qoʻlyozmasi Sankt-Peterburgda saqlanadi.

12. “Risola fi rubʼ al-mujayab” (“Sinus kvadrat haqida risola”). Arab tilida. Qoʻlyozmalari Sankt-Peterburg, Mashhad va Tehron kutubxonalarida saqlanadi.

13. “Lima kana halla kavni nisba irtifaʼ aʼzam al-jibol ila qutri al-arz kanisba subʼ ard shaʼira ila ziraʼ” (“Nima uchun togʻlarning eng balandining Yer diametriga nisbati arpa donining bir gazga nisbati kabi ekanligi qabul qilingani”). Yer oʻlchamiga bagʻishlangan arab tilidagi risola. Birgina qoʻlyozmasi Berlinda saqlanadi.

14. “Risola fi samiy al-qibla” (“Qibla azimuti haqida risola”). Qoʻlyozmasi Bursada (Turkiya) saqlanadi.

15. “Sharh hikmat al-ayn”. Al-Qazviniyning “Hikmat al-ayn” nomli risolasiga sharh, arab tilida. Qoʻlyozmalari Bogʻchasaroy (Qrim), Berlin, Dushanbe, Qozon, Qohira va boshqa koʻplab shaharlardagi kugubxonalarda saqlanadi.

Ulugʻbek rasadxonasining yetuk namoyandalaridan sanalgan va Ulugʻbekdek buyuk olimni tarbiyalagan Qozizoda Rumiy qoddirib ketgan adabiy-ilmiy meros bugungi avlodning oltin mulki hisoblanadi. Lekin shuni ham taʼkidlab oʻtish joizki, bu olimning qator asarlari oʻz tadqiqotchilarini hanuzgacha kutib yotibdi.


“Maʼnaviyat yulduzlari” (Abdulla Qodiriy nomidagi xalq merosi nashriyoti, Toshkent, 1999) kitobidan olindi.


Казизаде был одним из великих математиков и астрономов, прославившихся в Мовароуннахре в начале 15 века. Полное имя ученого Салахиддин Муса ибн Мухаммад ибн Махмуд.

На самом деле Казизада родился в Бурсе, к югу от Мраморного моря на северо-западе Турции. Его отец Мухаммед, известный под прозвищем «Ходжа Эфанди», умер, когда Салахиддин был ребенком. Ходжа Эфанди был очень образованным и совершенным человеком и много лет служил судьей Бурсы. Точный год рождения Салахиддина неизвестен. Согласно турецким источникам, он родился между 755-765 гг. хиджры (1354-1364 гг. н.э.).

Казизода получил начальное образование в медресе в Бурсе и изучал астрономию и математику у Мауланы Шамсиддина Фанари. Но с юности он слышал о высоком уровне науки в Мовароуннахре и Хорасане, и стал медлить с поездкой туда. Салих Заки, турецкий историк начала XX века, писал об этом: «Мавлано Фанари услышал от Мауланы Фанари величие его голоса в математике и, наконец, решил перейти на его сторону для дальнейшего образования». Он держит это в секрете, опасаясь, что члены семьи помешают поездке. Однажды в конце 14 века Казизада внезапно исчез из Бурсы. Сначала он отправляется в Хорасан, где слышит о славе столицы Самарканда и стремится в этот город. Тем временем начинается семилетний поход Амира Темура. По пути в Казизу он вступил в ряды улемов Темура, вернулся с ними, принял участие в шествии и во время этого путешествия закончил комментарий к труду своего учителя в Бурсе муллы Фанари «Анмузаджи улум». Он приехал в Хорасан и Моваруннахр, чтобы учиться у ученых и совершенствовать свои знания. В частности, он получил подробные сведения по астрономии и математике от придворного астронома Темура Мауланы Ахмеда. После окончания семилетнего похода Амира Темура, летом 1404 года, Салахиддин впервые прибыл в Самарканд, столицу Моваруннахра. Салахиддин Мовароуннар и хорасанские ученые вскоре прославились как «Казизода Руми» (земли Малой Азии, ставшие собственностью турок-османов, т. е. земли древней Римской империи, на Востоке назывались Румом).

После смерти Сахибгирона, случившейся в начале 1405 г., волнения в Мовароуннахре вынудили Казизаде вместе с Улугбеком отправиться в Герат. Здесь он в течение нескольких лет обучал будущего великого ученого астрономии и математике, привив ему глубокую и неугасимую любовь к этим наукам. Улугбек позже в своем «Зидже» с благодарностью упоминает Казизаде как «моего учителя».

Как говорил сам Улугбек, его учителем был Казизаде Руми.

Улугбек основал медресе в Самарканде в 1417-1420 годах, назначил там Казизаде на должность старшего учителя и в большинстве случаев сам участвовал в его занятиях. Медресе Улугбека имеет квадратную форму.с четырех сторон были классы, и в каждом классе был свой учитель. В Казизе ученики классов вышли со своими учителями и ждали его перед тем, как он пошел в медресе.

Однажды по какой-то причине Улугбек отстранил одного из этих четырех мударрисов, то есть отстранил его от работы. Услышав это, Казизаде отказался идти на занятия, и такая ситуация продолжалась несколько дней. Узнав об этом, Улугбек подошел к Казизоде ​​и, увидев его здоровье, спросил, почему он не идет на занятия. Тогда Казизаде отвечает: «Мы считаем, что учительство – это профессия, не имеющая связи и отношения ни с кем. Мы также считали, что должность учителя — это должность, в которой тазиль не вводится. Однако теперь мы увидели, что это положение также находится в ведении султаната. Поэтому сейчас мы освободились от практики мударри».

Услышав это, Улугбек немедленно восстанавливает этого мударриса в должности и обещает, что впредь не будет наказывать никаких мударриев. Он просит Казизоду снова пойти на занятия.

Казизада общается с мударрисом по имени Сайид Шариф Джурджани, который упоминается как «сайид ас-санад» в те годы, когда он был мударри в медресе Улугбека. В Казизе он много спорил и обсуждал с этим человеком. Иногда случалось, что в этих дебатах оба человека возвышали друг на друга голоса и шли на разногласия и противостояния. В таких случаях Казизада сказал бы, что Сайид Шариф был «бессилен в математических науках», а Сайид Шариф сказал бы, что Казизада «уступает математике и философу по натуре». Но оба редактировали работы друг друга и ставили перед студентами спорные вопросы.

Наслышанный о «Зижи елханы» и наблюдениях в Мароге от Улугбека Джамшида Кошии, он выступил с инициативой построить обсерваторию и начать новые астрономические наблюдения. Строительством обсерватории руководит Джамшид Коший совместно с Казизода. Коши умирает, как только строительство закончено и начинаются наблюдения. После этого научное руководство работой будет возложено на Казизода. Он также умирает, не завершив наблюдения. Теперь очередь Али Кушчи продолжать наблюдения, и он проявляет большое усердие в этой работе и завершает работу со своим учителем Улугбеком.

Казизода и Джамшид Коший, несомненно, были одними из крупнейших ученых Востока и Запада первой половины XV века. Отношения между ними были дружескими, и они очень уважали друг друга. В частности, Казизаде обращался к Кошию как «мой брат». Казизода воспитал в Самарканде много учеников. Первый и величайший из них – Улугбек. Вторым его учеником был Фатхуллах Шервани, который отправился в Малую Азию сразу после убийства Улугбека в 1449 году и работал учителем в городе Кастамону. Казиза вышла замуж в Самарканде,от этого брака родился Кутбидсин, отец будущего великого ученого Мирама Чалаби.

Год смерти Казизаде неизвестен. Но предполагается, что это событие приходится на 1426-1436 годы.

Работы ученого заключаются в следующем:

1. «Рисола фи-л-хисоб» («Трактат о бухгалтерском учете»). Арабский трактат по арифметике, описывающий вычисление дробей и целых чисел в десятичной форме. Трактат был написан в Бурсе в 1382 году. Две рукописи хранятся в библиотеке имама Резы в Мешхеде.

2. «Шархи мулакшис фи-л-хай’а» («Комментарий к краткому трактату по астрономии»). Работа состоит из написанного на арабском языке комментария к произведению Махмуда ибн Мухаммада ибн Умара аль-Хоразми аль-Чагмини (13 век) под названием «Мулакхис фи-л-хай’а». Комментарий был написан в Самарканде для Улугбека в 1412 году хиджры. Более 150 рукописных копий трактата хранятся в различных библиотеках мира.

3. «Шархи ашколь ат-та’сис». Этот трактат представляет собой комментарий, написанный на арабском языке к трактату математика XV века Шамсиддина Самарканди по геометрии под названием «Ашкол ат-та’сис» («Обоснованные предложения»). Это также было написано для Улугбека в Самарканде в 1412 году. Существует более 70 рукописей этого трактата, которые имеются в различных библиотеках.

4. «Рисола аль-джайб» («Трактат о пазухах»). В этом трактате описан новый метод определения синуса степени, написанный на арабском языке в Самарканде. Две его рукописи хранятся в библиотеке султана Мухаммеда в Стамбуле.

5. «Дар баяни истирахати джайби як тара» («Об описании метода определения синуса одной степени»). Этот трактат также посвящен теме предыдущего трактата и написан в Самарканде на персидском языке.

6. «Дастур аль-амаль ва ташик аль-жадвал» («Корректировка программы действий и графиков»). Она написана на арабском языке и посвящена обзору математической задачи в «Зидже» Улугбека. В Тбилиси хранится только одна рукопись.

7. «Мисоха» («Измерение»). Трактат об измерении поверхностей, написанный на арабском языке. Копия хранится в библиотеке Мавлави в Мешхеде.

8. «Рисола фи-л-хай’а ва-л-хандаса» («Трактат по астрономии и геометрии»). Единственный экземпляр хранится в Бурсе, Турция.

9. «Шарх ат-Тазкира». Комментарий к трактату Насируддина Туси на арабском языке под названием «Ат-Тазкира».

10. «Шарх Тахрир аль-Маджисти» написана на арабском языке. Трактат по астрономии, две рукописи хранятся в Берлине и Лондоне.

11. «Рисола фи ильм аль-хай’а» («Трактат о науке астрономии»). В Петербурге хранится только одна рукопись.

12. «Рисала фи руб’ аль-муджайаб» («Трактат о синусе квадрата»). На арабском. Его рукописи хранятся в библиотеках Санкт-Петербурга, Мешхеда и Тегерана.

13. «Лима кана халла кавни нисба иртифа’ азам аль-джибал иля кутри аль-арз канисба суб’ ард ша’ира ила зира’» («Почему принято, что отношение высочайших гор к диаметру Земли равно как отношение ячменного зерна к газу»). Арабский трактат о размерах земли.В Берлине хранится только одна рукопись.

14. «Рисала фи сами аль-кибла» («Трактат об азимуте киблы»). Рукопись хранится в Бурсе (Турция).

15. «Шарх хикмат аль-айн». Комментарий к трактату Аль-Казвини «Хикмат аль-Айн» на арабском языке. Его рукописи хранятся в библиотеках Богчасарая (Крым), Берлина, Душанбе, Казани, Каира и многих других городов.

Литературно-научное наследие Казизаде Руми, считавшегося одним из зрелых представителей обсерватории Улугбека и воспитавшего такого великого ученого, как Улугбек, является золотым достоянием сегодняшнего поколения. Но стоит отметить, что многие работы этого ученого еще ждут своего исследователя.

Взято из книги «Духовные звезды» (Издательство «Общественное наследие» имени Абдуллы Кадири, Ташкент, 1999 г.).

Если вам понравилась статья, поделитесь ею с друзьями в социальных сетях.
Sirlar.uz

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: