Qisqa va mazmunli hikoyalar

Qisqa va mazmunli hikoyalar
Til haqida yangi she'rlar, eng chiroyli she’rlar to'plami

“ALKIMYOGAR” YOXUD PULNING JOYI QAYERDA?

– Allo, dadasi, qachon qaytasiz?

– Ha nima, osh qiluvdingmi?

– Osh qayda, nonqovurdoqni muzlatkichga qoʻydim. Isitib yersiz. Men Mehri dugonamnikiga gashtakka ketayapman.

– Yaxshi borib kel. Navbatchiman, kech boraman.

– “Yaxshi borib kel” emish. Bepul qanday boraman? Ellik mingdan yigʻishadi. Ertalab sizdan obqolaman, devdim, esimdan chiqibdi…

– Boʻlmasa, bundoq qilasan. Mening javonimdan ustiga “Alkimyogar” deb yozilgan kitobni olasan… Kitoblarimni tit-pit qilib tashlama tagʻin…

– Bilganingiz kitob-kitob… Shu tobda kitobingizni pishirib yeymanmi? Undan koʻra pul qaysi kissangizda, shuni ayting…

– “Berdi”sini aytguncha urib oʻldirma-da. Oldingmi?

– Nima dedingiz, “Afsungar”mi?

– “Alkimyogar”, dedim, oʻqimagan… Endi varaqla…

– Ufff!… Kech boʻpketdi-ku…

– Qimirla. Ellik oltinchi betini och…

– Hozir… hozir… ordona… mana, ochayapman… Ie, boʻldi-boʻldi, rahmat, baraka toping, dadasi… Aytuvdingiz-a, har zamonda kissa oʻrniga kitob titkilab turgan odam kam boʻlmaydi, deb…

“MUOLAJA”

– Namuncha lallayasiz, kim aytadi sizni “medsestra” deb, – qaynona shoshib qolgan kelinni battar hovliqtirib dakki bera ketdi. – Nima, birinchi marta koʻrayapsizmi? Oʻlmagan bizni jonimiz… “Aptechka”ngiz yoningizdami? Chakkasi yorilibdi, qonni toʻxtating… Tez yaxna choy obkeling… Javlon hali qaytmadimi? Boʻlmasa, oʻzingiz keling… Peshonasini mahkam ushlang… Ehtiyot boʻling, yana yiqilib tushmasin… Endi gʻargʻara qildirib, ogʻzini chaying… E, shoshmay turing, hali yana davomi bor ekan… Ufff… Kiyimlariyam rasvo boʻpti, keyin chayib qoʻyarsiz…

Dashnomlarga koʻmilgan kelin ayvonda yana odatdagiday qayt qilayotgan shirakayf… qaynota tepasida ovora edi…

“U-U-UR!!!”

– Nima gap, Rahmon togʻa? – deya boshliq qahva hoʻplagancha qabulida mungʻayib turgan keksa xodimiga emas, yana televizorda berilayotgan futbol oʻyiniga tikildi.

Oʻylaganidek boʻldi. Tund rahbarning salobati bosdi. Boya qabulxonada kutib oʻtirganida ichida yuz karra takrorlab olgan gaplaridan bir jumla ham tiliga kelmadi. Ha, birovdan pul soʻrash oson emas ekan. Ayniqsa, umrida bir soʻm qarz olmagan Rahmon togʻa uchun… Goʻyo yetmish ikki tomiri uzilib ketadiganday edi.

– Men… men… Oʻgʻlim… yuragi…

– U-u-ur!!! – oʻrnidan turib qichqirib yuborgan rahbarning vajohatidan Rahmon togʻa choʻchib tushdi. – E-e-e, lapashang…

Rahmon togʻa qunishdi. Mushtdekkina jussasi battar kichrayib ketdi. Umrida futbolga qiziqmagan boʻlsa-da, ekranga termuldi. Biroq koʻz oldi qorongʻilashib, hech narsani koʻra olmadi. Choʻntagidan koʻzoynagini olib taqdi. Yana yechdi. Dastroʻmolini chiqarib, oynaklarini artdi. Soʻng manglayini…

Oʻyin picha sepsidi.

– Nima deyayotuvdingiz? – rahbar bir zumgina unga qaradi.

Rahmon togʻa yana shoshib qoldi. Soʻng tutilib-tutilib boʻlsa-da, bidirlay ketdi:

– Oʻgʻlim… kardiologiyada… Samarqandda operatsiya qildirish kerak ekan… Shunga… pul zarilidi… Uzr… Iloji boʻlsa… Oyligim hisobidan… plastikka tashlatib bersayiz… Molbozorga yana besh kun borakan… Hoʻkizlarimni sotib toʻlayman…

– Ie-iye, kallangizni oling-da, – boshliq uni yonlab yana ekranga yopishdi. – Qani-qani… Odammisan?! Joning bormi?! Tep… Boʻl!

Rahmon togʻa koʻksini gʻijimlab, sekin oʻrnidan turdi…

“KESAK”

– Xafa boʻlmaginu, Xolmamat, tartibga olmasang, shu bolang naxoraga kesak ham boʻlmaydi…

Oyogʻi uzangida, karillab yurgan paytlari edi oʻshanda. Qoʻli hamma joyga yetardi. Sirkasi suv koʻtararmidi? Direktorga dagʻdagʻa qilib, yolgʻizgina tantiq oʻgʻlini malomat qilib, gʻashiga tekkan Jovli muallimni maktabdan haydattirib yubordi…

“Avliyo ekan-a Jovli muallim…”

Xolmamat buva hassaga suyanganicha xotinining gapi bilan otasini yolgʻiz qoldirib, roʻzgʻorini boʻlak qilib olgan nashavand oʻgʻli hovli oʻrtasidagi paxsa devorning yagona tuynugiga qingʻir-qiyshiq qalagan kesaklarga termulib, koʻzyoshi hoʻl qilgan soqolini tutamladi…

Nuriddin EGAMOV


ГДЕ «АЛХИМИК» ИЛИ ДЕНЬГИ?

— Привет, папа, когда ты вернешься?

— Что, суп сварила?

— Кстати, я положила хлеб в морозилку. Без нагрева. Я собираюсь навестить свою подругу Мехри.

— Ну давай же. Я на дежурстве, я опоздаю.

— Хорошо идти, — сказал он. Как пройти бесплатно? Собирают от пятидесяти тысяч. Увидимся утром, милый, я забыл…

— Если нет, ты сделаешь это. Вы можете взять с моей полки книгу с надписью «Алхимик»… Не выбрасывайте мои книги…

— Все, что ты знаешь, это книги… Мне приготовить твою книгу и съесть ее? Лучше скажи мне, в каком кармане у тебя деньги…

— Не бейте его до смерти, пока он не скажет «Птичка». Ты понял?

— Что ты сказал, «Чародей»?

— «Алхимик», сказал я, он не учился… Теперь переверни страницу…

— Уфф!.. Уже поздно…

— Шаг. Откройте пятьдесят шестую страницу…

— Сейчас… сейчас… ордона… вот, открываю… Да хватит, спасибо, папочка… Ты сказал, что всегда найдется человек, ищущий книжка вместо сумки…

«ЛЕЧЕНИЕ»

— Ленивая ты такая, кто тебя «нянькой» называет, — еще больше отругала торопливую невестку свекровь и ушла. — Ты что, первый раз видишь? Наши души нежити… Аптекарь у тебя с собой? У него треснул висок, остановите кровотечение… Быстрый чай… Джавлон еще не вернулся? Если нет, приходите сами… Держите его за лоб… Будьте осторожны, чтобы снова не упасть… Теперь прополощите ему рот… Ну, не торопитесь, это еще не все… Уффф… Мой одежда грязная, потом постиришь…

Невеста, похороненная в дашномах, возвращалась к своим обычным делам на крыльце… свекор был занят наверху…

«У-У-УР!!!»

— В чем дело, дядя Рахман? — сказал босс, потягивая кофе, глядя на футбольный матч по телевизору, а не на старого сотрудника, который дулся в приемной.

Это произошло, как и ожидалось. Ночью сила вождя взяла верх. Пока Бойя ждал в приемной, он не произнес ни одной фразы из того, что повторял сто раз. Да, просить у кого-то денег непросто. Особенно для дяди Рахмана, который ни разу в жизни не занял ни сума… Словно порвались семьдесят две вены.

— Я… я… Мой сын… сердце…

— У-у-у!!! — Дядя Рахман был шокирован поведением лидера, который встал и закричал. — Э-э-э, ты сука…

Дядя Рахман поклонился. Его тело размером с кулак уменьшилось еще больше. Хотя футбол в жизни его не интересовал, на экране он появился. Однако его зрение потемнело, и он ничего не мог видеть. Он вынул из кармана очки и надел их. Он снова взлетел. Он достал салфетку и вытер окна. Потом манглаини…

Игровая картинка сепсис.

— Что ты говоришь? — лидер посмотрел на него на мгновение.

Дядя Рахман снова торопился. Потом он запнулся, хотя очень нервничал:- Сынок… в кардиологии… Мне надо делать операцию в Самарканде… На это были потрачены деньги… Извините… Если можно… Пластмассой выкину из зарплаты.. Я поеду в Молбазар еще на пять дней… Я заплачу за своих волов…

— Да, возьми голову, — начальник снова поднес его к экрану. — Что… Ты человек?! У тебя есть душа?! Удар… Будь!

Дядя Рахман сморщил грудь и медленно встал…

«РЕЗАТЬ»

— Не расстраивайся, Холмамат, если ты не устроишь, мы не сможем даже прокормить этого ребенка…

Это были времена, когда он ходил, вытянув ноги. Его рука потянулась повсюду. Уксус поднимает воду? Джовли, рассердившись на директора, отругал единственного сына, выгнал учителя из школы…

«Джовли — святой…»

Пока бабка Халмамат оперлась на трость, оставив отца наедине со словами жены, его сын-подросток, разорвавший средства к существованию, провалился в единственную дыру в соломенной стене посреди двора и зачесал слезу. мокрая борода…

Нуриддин ЭГАМОВ

Если вам понравилась статья, поделитесь ею с друзьями в социальных сетях.
Sirlar.uz