“Soqov” laycha (ibratli hikoya)

“Soqov” laycha (ibratli hikoya)
Til haqida yangi she'rlar, eng chiroyli she’rlar to'plami

(Viloyat teatri aktyorining hangomalaridan)

Viloyat teatrida ishlab yurgan kezlarim edi. Teatrni bilasiz. Goh spektakl kech tugaydi. Goh uzoq xoʻjalikka borib, tomosha koʻrsatishga toʻgʻri keladi. Koʻpincha uyga tun yarmida qaytamiz.

Ayol kishi ming tushungani bilan baribir har xil xayolga boradi-da. Kech kelsam, tergaydigan odat chiqardi.

Oʻylab-oʻylab yoʻlini topdim. Darvozaning bitta kalitini kissaga solib yuradigan boʻldim. Kech kelsam, imi-jimida hovliga kiramanu soʻrida uxlayman. Ertasiga xotinim, qayerda edingiz desa, kun botmasidan kelganman, sening gʻish-gʻishangdan bezor boʻlib, ovqat ham yegim kelmadi deb, baland keladigan boʻldim.

Shu orada, desangiz, yon qoʻshnim it boqdi. Boyvachcha odam. Umrida kitob oʻqimagan. Aktyor deganda masxarabozni, yozuvchi deganda igʻvogarni tushunadi. Xullas, qoʻshnim it boqdi. Laqabi – “Arslon!” “Arslonboy”ni nima deb taʼriflasam ekan? It desam, rosmana itning haqi ketadi. Kuchukbachcha desam, “Arslon”ning. Choynakdan kattaroq, futbol koptogidan kichikroq laycha. Ammo ovozdan bergan. Bir akillasa, butun mahallani uygʻotadi. Tenor ovoz “vak-vak-vak”, “vak-vak-vak” deganda, manaman degan apcharkalaru boʻribosarlar jimib qoladi. Tagʻin shunaqangi ziyrakki, koʻchadan pashsha uchib oʻtsa, olamni boshiga iladi: “vak-vak-vak”, “vak-vak-vak”!.. Kechasi bilan uyqu yoʻq. Qoʻshniga: “Itingizning jagʻi muncha ochiq, tuni bilan tinchlik bermaydi”, desam, askiya qildi:

– Kechasi siz bilan lapar aytgisi kelgandir-da! Boqsa, yaxshi artis chiqadi!

Bunisi-ku mayli. Xohlaymanmi-yoʻqmi, qoʻshnimning darvozasi oldidan oʻtishim kerak. Uch yuz qadam naridagi katta koʻchadan burilishim bilan laycha “yangajon, eringiz kelyapti, boxabar boʻling”, degandek akillashga tushadi. Darvozaga kalit solsam, nariyoqda xotin poylab turgan boʻladi.

Oxiri chiday olmadim. Bir kuni ishga ketayotib, qoʻlimga tuxumdekkina kesak oldim (kattarogʻi bilan urishga achindim, oʻlib-netib qolmasin jonivor). Qoʻshnining darvozasini qiya ochishim bilan laycha akillab yugurdi. Kesak otdim.

“Arslon” degancha bor ekan yaramas! Yoniga borib tushgan kesakni rosmana itlarga oʻxshab, hidlab ham koʻrmay, gʻajib tashladi-da, men tomonga otildi. Shoshilinchda darvozani qiya ochiq qoldirgan ekanmanmi, katta koʻchaga “kuzatib qoʻydi”.

Qoʻshni kun oʻtib hazil qildi:

– Kecha oqshom rayonga borganmidingiz? Soat oʻn ikkidan sakkiz minut oʻtganda “Arslon” sizga salom berdimi?

E, saloming bilan qoʻshmozor boʻl, degim keladi-yu, koʻzdek qoʻshni…

– Xoʻp eʼtiborlisiz-da, qoʻshnijon! – deyman. – Qilgan yaxshiligingiz mendan qaytmasa, itingizdan qaytsin!

Dam olish kunimidi, esimda yoʻq, xotin tandir qizitib, non yopdi. Qarasam, tandir tagida yarim paqir kartoshka turibdi. Xotin non chekichlashga kirishgan zahoti oʻrtacharoq kartoshkani tandirdagi choʻqqa koʻmib qoʻydim. Xotin nonni uzib uyga kirishi bilan kartishkani kosov uchida choʻgʻdan ajratib oldim. Qoʻl kuymasligi uchun roʻmolchaga solib, qoʻshninikiga gʻizilladim.

Qoʻshnining darvozasini qiya ochdim. Kartoshkani yugurib kelayotgan it tomonga dumalatib yubordim.

“Arslon” qaynoq kartishkani gʻarchcha tishladi! Na chaynab yutadi. Na chiqarib tashlaydi. Tanglayiga yopishib qolgan! Ikki marta “viyq-viyq” dedi-da, mingga qoʻyib, hovli etagidagi makkazorga urib ketdi!

Shu-shu “soqov” boʻlib qoldi, jonivor. Koʻchadan pashsha tugul, ekskavator oʻtsa ham, gʻiring demaydi! Ora-chora qoʻshnimdan soʻrayman:

– “Arslonboy” jimib ketdimi?

– Iniga kirib mashq qilyapti, – deydi qoʻshni boʻsh kelmay. – Katta ashula aytmoqchi!

– Niyatiga yetsin, – deyman men ham sir boy bermay. – Umri siznikidan ham uzoq boʻlsin. Koʻp aqlli it-da! Egasiga tortgan…

“Arslon” chindan ham uzoq umr koʻrdi. Oʻn besh yildan ortiq. Ammo biron marta ovozi chiqmadi. Faqat, meni koʻrsa, “viyq” deydi-da, oʻzini joʻxorizorga uradi.

Oʻtkir HOSHIMOV


(Со слов актера областного театра)

Это были времена, когда я работал в областном театре. Вы знаете театр. Иногда спектакль заканчивается поздно. Иногда необходимо отправиться на далекую ферму и устроить шоу. Обычно мы приходим домой в полночь.

Несмотря на то, что у женщины есть тысяча понятий, у нее все еще есть всевозможные фантазии. Если я опаздываю, у него есть привычка искать.

Я подумал и нашел способ. Один ключ от ворот я носил в кармане. Если я прихожу поздно, я засыпаю, как только выхожу во двор. На следующий день жена сказала: «Где ты был?» Я пришел сюда после захода солнца, мне надоело твое поведение и мне не хотелось есть.

Тем временем мой сосед покормил собаку. Бедный человек. Он никогда в жизни не читал ни одной книги. Актер — это клоун, а писатель — провокатор. Итак, мой сосед вырастил собаку. Кличка — «Лев!» Как я могу описать «Арслонбой»? Когда я говорю собака, я имею в виду собаку. Если я скажу щенок, то это «Арслан». Чайник больше чайника, меньше футбольного мяча. Но проголосовал. Одна мысль будит всю округу. Когда голос тенора произносит «вак-вак-вак», «вак-вак-вак», апчарки и оборотни молчат. Тагин так умен, что когда муха перелетает через улицу, он сотрясает мир: «вак-вак-вак», «вак-вак-вак»!.. Ночью не спит. Когда я сказал соседу: «У вашей собаки так разинута челюсть, это не дает ему покоя ночью», он спросил:

— Может быть, он хотел поговорить с тобой ночью! Хороший артист выйдет!

Это нормально. Нравится мне это или нет, но я должен пройти через ворота моего соседа. Как только я сворачиваю с главной улицы, которая находится в трехстах шагах, Лайча говорит мне: «Янгаджан, твой муж идет, будь осторожен». Если я вставлю ключ в ворота, на улице будет ждать женщина.

В итоге я не выдержал. Однажды, по дороге на работу, я получил порез на руке размером с яйцо (большим было жалко бить, животное не должно было умереть). Как только я открыл соседскую калитку, Лайча бешено побежала. Я выстрелил в разрез.

«Лев» озорной! Он бросился ко мне, даже не почуяв пореза, который упал на его бок, как служебные собаки. Я в спешке оставил приоткрытыми ворота?

На следующий день сосед пошутил:

— Вы ходили в район прошлой ночью? Арслон приветствовал вас в восемь минут двенадцатого?

Эй, я хочу поздороваться, будь соседом, как сосед…

— Вы очень внимательны, сосед! — Я говорю. — Если твои добрые дела не возвращаются от меня, пусть возвращаются от твоей собаки!

Не помню, был ли праздник, жена топила печь и пекла хлеб. Увидел полведра картошки под духовкой. Как только жена начала печь, я закопал в духовке среднюю картошку. Как только жена преломляет хлеб и входит в дом, я отделяю карту от угольков. Я замотала его в платок, чтобы не обжечь руки, и пошла к соседке.

Я открыл ворота соседа.Я подкатил картошку к бегущей собаке.

«Арслон» откусил горячую карту! Не жует и не глотает. Не удаляет. Застрял на нёбе! Он дважды сказал «вау-вау», положил его на землю и ударил по кукурузному полю у подножия двора!

Это животное стало «немым». Даже если с улицы прилетит муха, проедет экскаватор, не издаст ни звука! Время от времени я спрашиваю своего соседа:

— «Арслонбой» замолчал?

«Он тренируется в своей берлоге», — сказал сосед. — Он хочет спеть большую песню!

«Пусть добьется своего», — говорю я, не раскрывая тайны. — Пусть его жизнь будет длиннее твоей. Очень умная собака! Принадлежит…

«Арслон» прожил действительно долгую жизнь. Более пятнадцати лет. Но он ни разу не издал ни звука. Только, увидев меня, говорит «вау» и бросается в кукурузное поле.

Откир ХОШИМОВ

Если вам понравилась статья, поделитесь ею с друзьями в социальных сетях.
Sirlar.uz