Baqachorsuning goʻjasi (ibratli hikoya)

Baqachorsuning goʻjasi (ibratli hikoya)

Bundan ancha yil ilgari televideniyeda “Bahs” degan koʻrsatuv boʻlar edi. Non uvolidan qoʻrqish, oilani muqaddas sanash, baʼzi sohalardagi oshna-ogʻaynigarchilikka chek qoʻyish zaruratiga oid, maʼnaviy qadriyatlar haqidagi oshkora bahslar koʻpincha toʻgʻridan-toʻgʻri efirga uzatilar, shundan boʻlsa kerak, “Bahs”ning muxlislari koʻp, ayrim koʻrsatuvlarga minglab xatlar kelar edi.

Qish kunlarining birida “Bahs”da faol ishtirok etuvchilardan bir guruhini tomoshabinlar bilan uchrashuv oʻtkazish uchun Qoʻqonga taklif qilishdi. Ulfati chor boʻlib poyezdga oʻtirdik-da, “Qaydasan, Qoʻqon?!” deb joʻnadik. Yoshi ulugʻimiz – mashhur folklorshunos olim Malik Murodov.

Xalq ogʻzaki ijodining bebaho durdonalarini umr boʻyi toʻplagan atoqli olim Muzayana Alaviyaning shogirdi Malik Murodov oʻz sohasining chuqur bilimdoni, nihoyatda dilkash, bagʻrikeng inson edi. Malik aka bilan Qurama togʻlaridan tortib Muborak choʻllarigacha koʻp joylarda boʻlganmiz. Hamma yerda bu insonni samimiy hurmat bilan qarshi olishganini koʻrganman. Yana bir doʻstimiz – taniqli shoir Toʻlqin (Imomxoʻjayev) bilan universitetda ketma-ket oʻqiganmiz. Toʻlqin akaning oʻzi ham, sheʼriyati ham begʻubor, kamsuqum va tiniq isteʼdodi koʻrinib turar edi. Yana bir olim – Gʻaffor Moʻminovning Hamza Hakimzoda ijodiga bagʻishlangan ancha kitoblarini, Oybek, Mirtemir kabi ustozlar haqidagi maqolalarini oʻqigan boʻlsam-da, oʻzi bilan yaqindan tanish emasdim. “Odamni bilmoqchi boʻlsang, yo qoʻshni tur, yo safarga chiq”, deganlari toʻgʻri. Gʻaffor aka chehrasi yorugʻ, koʻzi kulib turadigan, kamtarin, muloyim tabiatli kishi ekan…

Xullas, toʻrtovlon hamroh boʻldik. Hazil-huzul, askiya avjiga chiqdi…

Poyezd Qoʻqonga saharlab kirib borarkan, shunda bir masalada xomlik qilganimizni angladik. Uchrashuv soat oʻn birga belgilangan. Biz esa poyezdda kelishimizni aytmaganmiz. Bu yoqda sovuq qaqshatib turibdi, u yoqda kechasi deyarli uyqu boʻlmagan. Shunda Malik Murodovdan joʻyali maslahat chiqdi: “Yuringlar, Baqachorsuga borib, goʻja oshi ichamiz! Qoʻqonda goʻjani boplashadi!”

Baqachorsu bozori unchalik uzoq emas ekan. Chindan ham saharmardondan bozor gavjum, shovqin-suron… “Goʻjani qayerda sotadi?” desak, hamma yelka qisadi. Shu payt oʻrta boʻyli, tiniq yuzli bir yigit roʻparamizdan chiqdi-yu, ming yillik qadrdondek hammamiz bilan quchoq ochib koʻrishdi. “Bir piyola choy ichib ketish”ga undadi. Malik aka imo qilgan edi, “dardimiz”ni tushuntirdim.

– Choy shart emas, ukajon, bir qoshiqdangina goʻja ichmoqchi edik…

– Bizda-da oʻsha sizlar soʻragan taom! – Yigit shunday dedi-da, yap-yangi “Jiguli” mashinasini roʻpara qildi. Toʻrtovimizni oʻtqazib oldi.

Aniq koʻz oʻngimda turibdi. Torgina, ammo nihoyatda ozoda, qorlari kurab bir tup azamat daraxti tagiga uyib qoʻyilgan hovliga, soʻng did bilan bezatilgan, isiriq hidi anqib turgan shinam xonaga kirdik. Mezbon bir zumda dasturxonni toʻldirib tashladi. Hech fursat oʻtmay issiqqina mastava ham keldi. Malik aka mastavani maqtab-maqtab icharkan, “Koʻrasizlar, Qoʻqonning goʻjasi bundan ham zoʻr boʻladi”, deydi…

Shunda mezbon meni sekin imladi. Yoʻlakka chiqqanimizda, soʻradi:

– Domla, goʻja deb nimani aytyapsizlar?

– Boʻldi, kerakmas, ukajon! – desam ham baribir unamadi. Shunda tushuntirdim:

– Oq joʻxorini tuyib qilinadigan taom bor-ku, oʻshani aytishyapti.

Mezbon samimiyat bilan qotib-qotib kuldi:

– “Koʻcha osh” demaysizmi, domla! Bizda uni “koʻcha osh” deydilar!

Eʼtiroz bildirishimizga qaramay, bir ozdan keyin xuddi oʻsha Malik aka maqtagan “goʻja” ham muhayyo boʻldi…

Mezbon qoʻyarda-qoʻymay oʻzining doʻkoniga olib kirdi. Oʻsha paytda udum boʻlgan sanoat mollari doʻkonida mudir boʻlib xizmat qilar ekan. Har birimizga bir kiyimlik atlas oʻrab berdi. Pulini bersak, “Qoʻqonliklardan toshkentlik yangalarga sovgʻa”, deb turib oldi… Undan ham qizigʻi – ismi sharifini soʻrasak, qatʼiyan bosh chayqab, aytmadi:

– Toshkentga borganda oʻzim sizlarni topib olaman. Xudo xohlasa, aka-uka boʻlib qolamiz.

Oradan ancha yillar oʻtgach, ustoz Ozod Sharafiddinov bilan Qoʻqon yaqinidagi Rapqon sihatgohida yoz pallasi oilaviy dam oldik. Shu bahona qoʻqonlik yana bir adabiyot muxlisi Oxunjon aka bilan qadrdon boʻlib ketdik. Bir gal Oxunjon akaga bizga shuncha himmat koʻrsatgan oʻsha yigit haqida soʻzlab berdim. Ikkalamiz uni izlab Baqachorsu bozorini aylandik. Bozor hamon gavjum, doʻkonlar yana koʻpaygan edi. Biroq eski birodarimizni topolmadik. Oxunjon aka baribir uni izlab topishga vaʼda berdi…

Yana talay fursat oʻtgach, xushxabar aytdi:

– Oʻsha yigitni topdim! Ismi Solijon ekan. Ishlari zoʻr! Hammangizga salom aytdi…

Isteʼdodli adib va kinorejissyor Uchqun Nazarov bir vaqtlar Qoʻqon teatrida bosh rejissyor boʻlib ishlagan va bu shaharning odamlari haqida shunday degan edi:

– Qoʻqonliklar oxirgi koʻylagini sotib boʻlsa ham mehmonning koʻnglini olmasdan qoʻymaydi! Dunyoda qoʻqonliklarday mehmonnavoz xalq yoʻq!

“Baqachorsu” hangomasi, notanish qadrdonimiz bu fikrni toʻliq tasdiqlaydi.

Oʻtkir HOSHIMOV


Много лет назад по телевидению была передача под названием «Дебаты». Публичные дебаты о боязни хлеба с маслом, о необходимости считать семью священной, о необходимости покончить с эгоизмом в некоторых сферах, о духовных ценностях часто транслируются в прямом эфире.

В один зимний день группа активных участников «Бахов» была приглашена в Кохан на встречу со зрителями. Мы сели в поезд и спросили: «Где ты, Кокан?!» мы ушли. Наш старший – известный ученый-фольклорист Малик Муродов.

Малик Муродов, ученик известного ученого Музаяна Алавия, на протяжении всей жизни собиравший бесценные шедевры народного творчества, был глубоким знатоком своего дела, чрезвычайно добрым и толерантным человеком. Мы с братом Маликом побывали во многих местах, от гор Курамы до пустынь Мубарака. Везде, где я видел, этого человека встречали с искренним уважением. С другим нашим другом — известным поэтом Толкиным (Имомходжаевым) мы вместе учились в университете. Сам брат Толкин и его поэзия были безупречны, был виден скромный и явный талант. Хотя я читал много книг другого ученого, Гаффара Моминова, посвященных творчеству Хамзы Хакимзода, и статей о таких учителях, как Ойбек и Миртемир, я не был с ним знаком. Верно говорят: «Если хочешь узнать человека, живи по соседству или отправляйся в путешествие». Г-н Гаффар — человек с ярким лицом, улыбающимися глазами, скромным и нежным характером…

Итак, мы вчетвером пошли вместе. Шутки и шутки достигли пика…

Когда утром поезд въехал в Кохан, мы поняли, что ошиблись. Встреча назначена на одиннадцать часов. И мы не говорили, что приедем поездом. Здесь очень холодно, и по ночам почти не спали. Тогда Малик Муродов дал дельный совет: «Поехали в Бакахорсу и попьем суп годжи!» Они собираются выставить себя дураками в Коке!»

Рынок Бакачорсу не далеко. На базаре действительно многолюдно и шумно… «Где вы продаете годжу?» все пожимают плечами. В этот момент перед нами вышел молодой человек среднего роста с ясным лицом и обнял нас всех, как тысячелетний милый. Он призвал «выпить чашку чая». Брат Малик жестикулировал, я объяснил нашу «боль».

— Чай не надо, брат, мы только ложку выпить хотели…

— У нас есть та же еда, которую вы просили! — Так сказал молодой человек и проехал перед ним на новенькой «Жигули». Он послал нас всех четверых.

Это явно перед моими глазами. Мы вошли в узкий, но очень аккуратный, заснеженный двор под азаматовым деревом, а затем вошли в со вкусом оформленную, уютную комнату, пропахшую благовониями. Хозяин сразу заполнил стол. Вскоре прибыла горячая мастава. Восхваляя маставу, Малик сказал: «Ты увидишь,Бабушка Кокан будет еще лучше», — говорит он…

Затем хозяин мягко поманил меня. Когда мы вышли в коридор, он спросил:

— Что ты говоришь, учитель, учитель?

— Все, ненужно, брат! — даже если бы я сказал, он все равно не ответил. Тогда я объяснил:

— Говорят, есть блюдо, которое можно есть с белой кукурузой.

Хозяин от души рассмеялся:

— Не говорите «уличная еда», учитель! Мы называем это «уличный суп»!

Несмотря на наши возражения, через некоторое время появилась та самая «годжа», воспетая тем же братом Маликом…

Хозяин тут же взял его в свой магазин. В то время он работал менеджером в магазине промышленных товаров. Он дал каждому из нас кусок атласа. Когда мы дали ему деньги, он уверял, что это «подарок жителей Кокана ташкентской молодежи»… Что еще интереснее, когда мы спросили его, как его зовут, он решительно покачал головой и не ответил. сказать:

— Я найду тебя, когда поеду в Ташкент. Дай Бог, мы будем братьями.

Много лет спустя мы с учителем Азодом Шарафиддиновым провели летний семейный отдых в санатории Рапкан под Коканом. Под этим предлогом мы близко подружились с другим любителем литературы из Коканда, Ака Охунджон. Однажды я рассказал брату Охунджону о том молодом человеке, который приложил к нам столько усилий. Мы оба ходили по рынку Бакахорсу в поисках его. Рынок по-прежнему был переполнен, а количество магазинов снова увеличилось. Однако мы не нашли нашего старшего брата. Брат Охунджон все равно обещал ее найти…

После многих возможностей он объявил хорошие новости:

«Я нашел этого парня!» Его зовут Салиджон. Отличная работа! Всем привет…

Талантливый писатель и кинорежиссер Учкун Назаров когда-то работал главным режиссером театра «Кокан» и сказал о жителях этого города:

— Даже если коканцы продадут последнюю рубашку, они не подведут своих гостей! Нет на свете такого гостеприимного народа, как коканы!

Песня «Бакачорсу», наша дорогая неизвестная, полностью подтверждает это мнение.

Откир ХОШИМОВ

Если вам понравилась статья, поделитесь ею с друзьями в социальных сетях.
Sirlar.uz