Eng baxtli odam (realistik hikoya)

Eng baxtli odam (realistik hikoya)
Til haqida yangi she'rlar, eng chiroyli she’rlar to'plami

Jessi yig’idan arang o’zini tutib turardi. U stulda Tomning kelishini kutib, yallig’langan oyog’iga dam berib o’tirganidan xursand va Tomning «Nega yo’q derkanman, albatta, xohlagan paytda ish boshlashing mumkin» deyishidan katta umid qilardi.

Ikki haftadan buyon u yomg’irli kechalarda uxlamay, ham ochiqib, Kanzas shahridan Missuri, Tulza va Oklaxomaga ko’chib yurib, oxiri qidirgan yerini topdi. Nihoyat, Tom xonaga kirib keldi. U Jessiga e’tibor bermaganday, shunchaki qarab qo’ydi. Uni tanimadi chamasi. Aslida, Jessi Tomning jiyani edi. To’g’ri, ular besh yil bir-biri bilan ko’rishmadi. Faqat Tom o’sha ilgarigi Tom edi. Yo Xudo, nahotki u shunchalik o’zgarib ketgan bo’lsa?

Tom Breket telefonda gaplashib bo’lib, stulga suyanibroq o’tirdi. Xunuk boqib turgan kichkina moviy ko’zlarini Jessiga qaratdi. U ilgarigiday pishiq tadbirkorlarga o’xshab o’tirardi.

– Eshitaman, dedi u nihoyat, — mendan biror nima xohlaydilarmi?

– Siz meni tanimadingiz chamasi, -dedi Jessi. — Men Jessi Fulton bo’laman.

– A-ha, – dedi Breket va boshqa hech narsa demadi.

– Ha-ha, bu menman, Ella sizga salom yo’lladi.

Breket o’rnidan turdi va burchakda o’tirgan jiyaniga yuzma-yuz keldi. Jessi astagina qo’zg’oldi. Breket burdalangan ot go’shtini ko’zdan kechirayotganday g’alati qarash qildi, uning ko’zlarida achinish alomati bor edi.

– Ha, ana endi ishondim, bu rostdan ham sen ekansan, faqat Xudo haqqi, butunlay o’zgarib ketibsan.

– Besh yil hazil gapmi axir, buning ustiga meni bir-ikki borgina ko’rgan bo’lsangiz.

– Juda ozib ketibsan-ku.

Jessi jim bo’lib qoldi. Oraga sukunat cho’kdi. Birdan Breket jonlanib

– Nimaga qaqqayib turibsan, qani kel, o’tir-chi, ukam, –  dedi va Jessining qo’lini qisib qo’ydi. – Seni ko’rganimdan judayam xursandman, shu xolos, boshqa hech narsa deb o’ylama!

– Hechqisi yo’q, – ming’illadi Jessi va sekingina joyiga o’tirdi.

– Nimaga oqsoqlanyapsan?

– Toshga qattiq qoqilib ketdim; tuflimni ham yirtib oldim.

U oyog’ini stul ostiga yashirdi, tuflisining yirtiqligidan uyalib ketdi. Ertalabdan beri biror ishni boshlashdan avval tufli sotib olishni o’ylab o’tiruvdi.

Breket uning tuflisiga qaradi. U bolaning ahvolini tushundi va rahmi kelib ketdi. Bu holni umrida birinchi marta ko’rib turishi edi. Singlisi unga har hafta xat yozib turgan bo’lsa-da, lekin biror marta shunchalik yomon ahvolda yashayotganini aytgan emasdi.

– Yaxshi, menga quloq sol, -gap boshladi Breket, — qani, menga hammasini aytib ber-chi, Ellaning ahvoli qalay?

– O, u juda yaxshi, – darhol javob qildi Jessi.

– Bolalari-chi?

– Ular ham yomon emas.

– O’zing-chi? O’zing nima ish qilyapsan? Ishing nima bulyapti?

Jessi xuddi shu savolni kutib turgan edi:

– Tom, iltimos, meni eshiting, sizning oldingizga maslahatga keldim. Yordamingizga muhtojman.

Breket ingrab yubordi. U Jessining shunday deyishini bilardi, shu bois darhol javob berdi:

– Qo’limdan kelmaydi. Haftasiga bor-yo’g’i 35 dollar olaman, xolos.

– Bilaman, -dedi Jessi, — bilaman, siz bizga pul berolmaysiz. Lekin biz sizning qo’lingizda ishlaydigan kishi bilan gaplashdik. U shahrimizga kelgan ekan. O’sha odam menga ish topib bera olishingizni aytdi.

Breket baqirganday bo’lib so’radi:

– Sen Kanzas shahridan ikki hafta ichida piyoda kelganing uchun ish topib berishim kerakmi?

– Bo’lmasa-chi, Tom, yo’qsa, men nima ham qila olaman?

– Xudo haqqi, menda birorta ishning o’zi yo’q. Buning ustiga, neft ishi qanday bo’lishini ham bilmaysan-ku.

Jessi bo’sh kelmadi:

– Axir o’sha odam sizga har doim ishchi kuchi kerakligini aytdi-ku!

– Voey… Sen mening bo’limimdagi ishni nazarda tutyapsanmi? – so’radi Breket past ovozda.

– Ha, Tom, shunday!

– Yo’o’q, bo’lmaydi, sen bo’limimda ishlolmaysan, buning qanaqaligini sen bilmaysan axir!

– Nega bilmas ekanman, bilaman! – qat’iy turib oldi Jessi, — o’sha odam sizning dispetcher ekaningizni aytdi-ku, siz yuk mashinalarini jo’natar emishsiz, shundaymi?

– Kim ekan o’zi o’sha odam?

– Adashmasam, uning oti Everet…

– Egbert emasmi mabodo, bo’yi men bilan tengmi? – so’radi Tom.

– Ha-ha, Egbert edi, Egbert, endi esimga tushdi.

Tom barmoqlarini bir-biriga chalishtirdi. Yuzi g’alati tus oldi.

– Yo’q, menga ma’qul emas, – dedi u.

Jessi chinqirib yubordi. U Tom ish berishga rozi bo’ladi deb o’ylagandi.

– Yo’q, — dedi u va yalinishga tushdi, — boshqa biron ish yo’qmi?

– Ish bor, – dedi Tom, — Egbertning ishi bor!

– U ishdan ketdimi?

– U o’ldi. Ish jarayonida o’ldi. O’tgan kechasi tamom bo’ldi, agar bilmoqchi bo’lsang.

– Oh! Shunday deng…

– Endi menga qara, Jessi, senga ba’zi narsani aytib qo’yay. Sen haydaydigan narsa oddiy narsa emas. Bu — nitroglitserin!

– Xabarim bor, siz meni bilmaydi deb o’ylamang.

– Jim tur bir oz, — buyurdi Breket, — sen bir marta aksa bersang, bu narsa hamma tomonga uchib, birpasda zaharlaydi. Bilasanmi uni qanday qilib olib yurishlarini?

– Men asta-sekin, ehtiyot bo’lib haydayman, –  dedi Jessi, — mashina boshqarishni juda yaxshi bilaman.

Breket battar tutoqib ketdi:

– Sen Egbert ehtiyot qilib haydamagan deb o’ylaysanmi?!

– Tom, — iltimos qildi Jessi, — shashtimni qaytarmang, qanday bo’lsa ham eplayman, Egbert bir mil uchun bir dollar haq olishini aytgandi, men ham shunday maosh olsam bo’lmaydimi?

– Albatta, sen ham shuncha olishing mumkin. Bu aytishga oppa-oson. Faqat nimaga kompaniya buncha ko’p pul to’laydi deb o’ylab ko’rganmisan o’zi? Bu oson — Egbertga o’xshab boshing toshga borib urilmaguncha yuraverasan. Vaqti kelib, mashinang bilan birga ag’darilib tushganingda bilasan. Biz endi Egbertdan unga nima bo’lganligini so’rab bilolmaymiz. Biror narsani aniqlash uchun mashinasi ham endi yo’q. Tanasi ham qolmadi. Hech vaqo yo’q! Ha yo’q! Endi tushungandirsan?

Oraga bir oz sukut cho’kdi. Jessi uzun oriq qo’llarini chalishtirib o’tirardi. U ko’zini yumdi-da, muloyim ovozda

– Hech narsaga ahamiyat bermayman, Tom, siz menga bir yaxshilik qilib, ish bersangiz bo’ldi, –  deya o’tindi.

Breket qo’lini stolga qarsillatib urdi.

– Yo’q!

– Meni eshiting, Tom, — davom etdi Jessi, — nega meni tushunmaysiz?

U ko’zini ochdi. Ular jiqqa yoshga to’lgan edi.

– Menga qarang, men endi ortiq bunday yasholmayman. Agar ko’chada tentirab yuraveradigan bo’lsam, uyda ochimizdan o’lamiz, Tom…

– Unday bo’lsa, sen menga aytishing kerak-da, — baqirdi Breket, — erkak kishi oilasi och turganda, soxta g’urur bilan bemalol yurishga hecham haqqi yo’q! Men ozroq qarz olaman va biz uni Ellaga jo’natamiz.

– Undan keyin-chi?

– Keyinmi, keyin ozroq kutishga to’g’ri keladi. Yosh bola emassan, hayotdan to’ydim deb aytishga-da haqqing yo’q. Albatta, bir kunmas bir kun ish ham topasan.

– Yo’q!- dedi Jessi o’rnidan sapchib, — yo’q, men ham shunga ishonardim, lekin endi bunday kutib o’tirolmayman. Siz boshimni ko’tarib yurishimga ko’maklashing. Yoki yana besh-olti yil kutib o’tiradi deb o’ylayapsizmi?

Breket o’rnidan turdi.

– Xo’p, shunday deb ham o’ylaylik. Sen nima, o’zingcha Ellani o’ylayapman deysan. Qilayotgan ishing unga yoqadi deb o’ylaysan shekilli. Mabodo bir kori hol bo’lsa-chi?

– Balki, mening baxtim kulib boqar, — o’zini oqladi Jessi.

– Afsuski hamma shunday deb o’ylaydi, — to’ng’illadi Tom nafrat bilan. — Bu ishni boshlaganingdan keyin esa o’z-o’zidan omad so’roq belgisiga aylanadi-qo’yadi. Anig’i shuki, ertami-kechmi baribir o’lasan.

– Shunday bo’lsa ham mayli , — darhol javob qildi Jessi. – O’ldirsa o’ldiribdi-da! Axir ungacha nimagadir ega bo’laman-ku. O’zimga tufli sotib olaman, bolalarga qand-qurs deganday. O’zimning ham qornim to’yib yuradi. Har kun bir marta bo’lsa ham ozroq pivo ichib turarman. Ellaga yaxshi kiyimlar olib berishni xohlayman. Oilam bilan kinoga borishni istayman…

Breket yana joyiga o’tirdi.

– Bo’ldi, bas qil! — dedi u.

– Yo’q, — davom etdi Jessi, — mendan aslo qutila olmaysiz. Tom, o’zingiz bir o’ylab ko’ring, agar uch oy ishlasam, ming dollardan ortiq pul ishlar ekanman. Kim bilsin, balki, men bundan ko’proq yasharman. Ellani ham oyoqqa turg’izarman.

– Nimaga bunday deb aytyapsan?- qarshi chiqdi Breket, — o’ylashimcha, sen judayam baxtiyor bo’lmoqchisan-a? Har daqiqa –  yurganingda, yotganingda –  tinching bo’lmaydi, ahmoq, yuragingni hovuchlab ertaga o’lamanmikin, deb turasan-ku. Eng yomoni hordiq kunlarida ishlamay yotganingda bilinadi. Bu kunlardagi asab qaqshashini kim ortga qaytarib berardi senga? Qanday qilib baxtiyor bo’lishing mumkin-a?

Jessi iljaydi.

– Men albatta baxtli bo’laman! Siz tashvishlanmay qo’yavering. Shunchalik baxtiyor bo’lamanki… Tom, faqat… men ham boshimni ko’tarib yashasam bo’ldi, — dedi u.

– E-e, bo’ldi qil endi!-jerkidi yana Breket.

Bolakay jim bo’ldi. Ozroqdan keyin uning pichirlagani eshitildi:

– Tom, o’tinaman, unday demang… Tom, yordam bering… Tom, meni tashlab qo’ymang…

Oraga qayta jimlik cho’kdi. Breket ikki qo’lini boshiga ko’targan holda kaftlarini chakkasiga qattik bosib turardi.

– Tom, Tom… — yalindi Jessi.

Breket indamadi. Va nihoyat:

– Hay, mayli! –  dedi u, — Sen aytgancha bo’laqolsin. Xudoning o’zi madad bersin senga.

Uning ovozi zo’rg’a eshitildi.

– Agar bugun kechasi haydayman desang, mayli, bugundan boshlayqol.

Jessi indamadi. Aniqrog’i, u hech nima deyolmasdi. Breket unga qaradi. Shashqator yoshlar Jessining yuziga oqib tushmoqda edi.

Breket turishga shaylanarkan «Ishim ko’p, mayli» deb aytdi.

Jessi asta yurib tashqariga chiqdi. Yuragida tasvirlash qiyin bulgan qandaydir quvonch g’imirladi. «Men dunyodagi eng baxtli odamman!» –  pichirladi u o’ziga-o’zi. – «Men butun yer yuzidagi eng baxtiyor kishiman!»

Ingliz tilidan A’zam Obidov tarjimasi

 


Muallif: Albert Malts


Джесси едва сдерживала слезы. Он был счастлив, что сидит в кресле, ждет прихода Тома, отдыхая своей воспаленной ногой, и надеется, что Том скажет: «Почему бы и нет, конечно, ты можешь приступить к работе, когда захочешь».

В течение двух недель он не спал дождливыми ночами, переезжая из Канзас-Сити в Миссури, Талсу и Оклахому, и наконец нашел место, которое искал. Наконец Том вошел в комнату. Он просто смотрел на Джесси, не обращая на нее внимания. Он не узнал его. На самом деле Джесси была племянницей Тома. Правда, они не виделись пять лет. Только Том был прежним Томом. Боже, почему он так изменился?

Том Брэкетт закончил говорить по телефону и откинулся на спинку стула. Ханк посмотрел на Джесси своими маленькими голубыми глазками. Он сидел как зрелый бизнесмен.

— Я слышал, — сказал он наконец, — им что-нибудь нужно от меня?

— Ты меня не знаешь, — сказал Джесси. — Я буду Джесси Фултон.

«Ах, да,» сказал Брэкетт, и больше ничего не сказал.

— Да, это я, Элла передала тебе привет.

Брэкетт встал и посмотрел на своего племянника, сидевшего в углу. Джесси медленно пошевелился. Брэкетт странно посмотрел на него, как будто рассматривал кусок конины, и в его глазах мелькнула жалость.

— Да, теперь я верю, что это действительно ты, только ей-Богу, ты совсем изменился.

«Пять лет — это шутка, если вы видели меня всего раз или два».

— Вы сильно похудели.

Джесси молчал. Наступила тишина. Внезапно Брэкетт ожил

— О чем ты? Давай, садись, брат, — сказал он и сжал руку Джесси. — Я очень рад тебя видеть, вот и все, не думай ни о чем другом!

— Все в порядке, — пробормотала Джесси и тихо села.

— Почему ты хромаешь?

— я сильно споткнулся о камень; Я тоже порвал туфли.

Он спрятал ногу под стул, ему было стыдно за свои порванные туфли. С самого утра он думал о покупке обуви перед началом работы.

Брэкетт посмотрел на ее туфли. Он понимал состояние мальчика и чувствовал сострадание. Такую ситуацию он видел впервые в жизни. Хотя ее сестра писала ей каждую неделю, она ни разу не сказала ей, что живет в такой плохой ситуации.

— Ну, послушай меня, — сказал Брэкетт, — расскажи мне все, как дела у Эллы?

«О, он очень хорош,» немедленно ответил Джесси.

— А как же дети?

— Они тоже не плохие.

— А ты? Что делаешь? Кем вы работаете?

Джесси ждал того же вопроса:

— Том, пожалуйста, послушай меня, я пришел к тебе за советом. Мне нужна ваша помощь.

Брэкетт застонал. Он знал, что скажет Джесси, поэтому тут же ответил:

— Я не могу этого сделать. Я получаю всего 35 долларов в неделю.

— Я знаю, — сказал Джесси, — я знаю, что ты не можешь нам заплатить.Но мы поговорили с кем-то, кто работает на вас. Он приехал в наш город. Этот человек сказал мне, что вы можете найти мне работу.

— спросил Брэкетт, словно крича:

«Должен ли я найти тебе работу, раз уж ты собираешься идти из Канзас-Сити пешком через две недели?»

«Если нет, Том, что я могу сделать?»

— Ей-Богу, мне нечего делать. Кроме того, вы даже не знаете, как обстоят дела с нефтью.

Джесси пришел не с пустыми руками:

— Ведь тот человек всегда говорил, что вам нужна рабочая сила!

— Вау… Ты имеешь в виду работу в моем отделе? — тихо спросил Брэкетт.

«Да, Том, это так!»

— Нет, этого не будет, вы не можете работать в моем отделе, вы не знаете, каково это!

— Почему я не знаю, я знаю! — настаивал Джесси, — тот человек сказал, что вы были диспетчером, вы раньше отправляли грузовики, не так ли?

— Кто этот человек?

«Если я не ошибаюсь, его лошадь — Эверетт…»

«Разве это не Эгберт? Он такого же роста, как я?» — спросил Том.

— Да, это был Эгберт, Эгберт, теперь я вспомнил.

Том скрестил пальцы. Лицо его приняло странное выражение.

— Нет, мне это не нравится, — сказал он.

Джесси закричала. Он думал, что Том согласится работать.

— Нет, — сказал он умоляюще, — больше нечего делать?

«Есть работа,» сказал Том, «работа Эгберта!»

— Он бросил работу?

— Он умер. Он умер в процессе работы. Все закончилось прошлой ночью, если хочешь знать.

— Ой! Так сказать…

— А теперь посмотри на меня, Джесси, позволь мне кое-что тебе сказать. То, что вы водите, не обычно. Это нитроглицерин!

— У меня новости, не думай, что ты меня не знаешь.

— Постой еще немного, — приказал Брэкетт. Вы знаете, как они его несут?

— Я вожу медленно и осторожно, — сказал Джесси, — я очень хорошо умею водить машину.

Кронштейн стал хуже:

— Вы считаете, что Эгберт вел машину невнимательно?!

«Том, — умоляла Джесси, — не возвращай мне мои волосы, я все равно это сделаю. Эгберт сказал, что будет брать доллар за милю, разве я не могу получать столько же?»

— Конечно, вы можете получить столько. Это легко сказать. Вы когда-нибудь задумывались, почему компания так много платит? Это легко — как Эгберт, ты продолжаешь идти, пока не стукнешься головой о камень. Вы будете знать, когда придет время, и вы перевернетесь со своей машиной. Мы больше не можем спрашивать Эгберта, что с ним случилось. Больше нет машины, чтобы что-то определять. Его тела не осталось. Без проблем! Да нет! Теперь ты понимаешь?

Повисла небольшая тишина. Джесси сидел, скрестив на груди длинные тощие руки. Он закрыл глаза и сказал ласковым голосом

«Меня ничего не волнует, Том, ты просто должен сделать мне одолжение и дать мне работу», — сказал он.

Брэкетт хлопнул ладонью по столу.

— Нет!

«Послушай меня, Том,» продолжал Джесси.- почему ты меня не понимаешь?

Он открыл глаза. Они были очень старые.

— Посмотри на меня, я больше не могу так жить. Если я продолжу бродить по улицам, мы будем голодать дома, Том…

«Тогда вы должны сказать мне, — воскликнул Брэкетт, — что человек не имеет права разгуливать с ложной гордостью, когда его семья голодает!» Я одолжу немного, и мы пошлем Элле.

— А что после этого?

— Позже, нам придется подождать немного позже. Вы не маленький ребенок, вы не имеете права говорить, что вам надоела жизнь. Конечно, однажды вы найдете работу.

«Нет!» сказал Джесси, вставая. Ты помогаешь мне поднять голову. Или вы думаете, что он будет ждать еще пять-шесть лет?

Кронштейн встал.

— Ну, давайте так думать. Что ты думаешь об Элле? Ты думаешь, ему нравится то, что ты делаешь. Что делать, если есть случай карри?

«Может быть, мне повезло,» Джесси извинился.

— К сожалению, все так думают, — с отвращением проворчал Том. — После того, как вы приступите к этой работе, удача сама по себе станет знаком вопроса. Дело в том, что рано или поздно ты все равно умрешь.

— Все в порядке, — немедленно ответил Джесси. — Если он убивает, он убивает! Ведь у меня что-то будет до тех пор. Я куплю себе туфли, это все равно, что покупать сахар для детей. я тоже полная. Я пью немного пива, по крайней мере, один раз в день. Я хочу купить Элле красивую одежду. Я хочу пойти в кино со своей семьей…

Кронштейн снова сел.

— Вот так, стой! — он сказал.

«Нет,» продолжал Джесси, «вы не можете избавиться от меня.» Том, подумай сам, если я поработаю три месяца, то заработаю больше тысячи долларов. Кто знает, может быть, я проживу дольше, чем это. Я также помогу Элле.

«Почему вы так говорите?» — запротестовал Брэкетт, — «Я думаю, вы хотите быть очень счастливым, верно?» Каждую минуту — когда идешь, когда лежишь — не можешь отдохнуть, дурак, хватаешься за сердце и думаешь, не умру ли я завтра. Хуже всего, когда вы не работаете в выходные дни. Кто вернет вам нервозность этих дней? Как вы можете быть счастливы?

Джесси покраснел.

— Я обязательно буду счастлив! Не волнуйся. Я буду так счастлив, что… Том, только… я могу жить с высоко поднятой головой, — сказал он.

«Ну, хватит, давай!» Брэкетт снова дернулся.

Мальчик молчал. Через некоторое время послышался его шепот:

— Том, пожалуйста, не говори так… Том, помоги… Том, не оставляй меня…

Снова наступила тишина. Брекет поднял руки над головой и крепко прижал ладони к вискам.

— Том, Том… — умоляла Джесси.

Брэкетт не сказал ни слова. Наконец:

— Эй, хорошо! — сказал он, — Пусть будет так, как ты скажешь. Да поможет вам Бог.Его голос был едва слышен.

— Если ты сказал, что будешь водить машину сегодня вечером, то начни сегодня же.

Джесси не сказал ни слова. Точнее сказать ничего не мог. Брекетт посмотрел на него. Лихая юность изливалась на лицо Джесси.

«У меня много работы», — сказал Брейкет, собираясь встать.

Джесси медленно вышел. Какая-то радость, которую трудно было описать, загудела в его сердце. «Я самый счастливый человек на свете!» — прошептал он сам себе. — «Я самый счастливый человек на земле!»

Перевод с английского Азама Обидова

Автор: Альберт Мальц

Если вам понравилась статья, поделитесь ею с друзьями в социальных сетях.
Sirlar.uz

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: