Notanish odam (realistik hikoya)

Notanish odam (realistik hikoya)

Ovga borayotgan edim, havo aynidi. «Bahor havosi-da, bir sevalab o‘tar», deb ketaverdim. Biroq sal o‘tmay yomg‘ir shunday quyib berdiki, birpasda ust-boshim ho‘l bo‘lib, badanimga yopishib qoldi. Shunda, turgan yerimdan ikki yuz qadamcha narida jar va jarga tushaverishda ovchilar, yo‘lovchilar qo‘nib o‘tadigan kamarcha borligi yodimga tushdi. Jarga yaqinlashishim bilan shuvoq isi aralash tutun dimog‘imga urdi. Kamarga kirdim. O’rtada gulxan yonar, chetroqda oqchil chakmon kiygan, o‘rta bo‘y bir kishi eshagining ayilini bo‘shatardi.

— Salomaleykum.

Notanish odam menga qaradi-da, boshimdan-oyog‘imgacha ko‘z yugurtirib chiqdi. U qirg‘iz bashara, lekin qoshlari quyuq, qirq yoshlardan oshgan, baquvvat kishi edi.

— Vaalekum.

O’t boshiga cho‘nqaydim. Etigimni sug‘urib, tagini olovga qaratib qo‘ydim. Pidjagimni yechib, tizzamga yoydim. Notanish odam gulxan yoniga qaytdi, bir dasta shuvoqni tagiga qo‘yib o‘tirdi.

— Xo‘-o‘sh, yo‘l bo‘lsin, yigit? — dedi u. Uning ohangida allanechuk kinoya borga o‘xshab ketdi.

— Ovga, qishloqdan, — qisqa javob berdim.

— Hali ovchiman dang? — daf’atan pixillab kuldi u va gulxanga o‘tin qalay boshladi.

«Ovchiman! Buning nimasi kulgili?!» deb jerkib bergim keldi-yu, «ha!» deb qo‘ya qoldim.

— Nega yomg‘irda qoldingiz? — so‘radi u jilmayishini qo‘ymay.

— Qoldim-da.

— Yomg‘ir yog‘ishini bilmadingizmi?

— Qaydan bilay.

— Bulutni ko‘rib edingizmi?

— Ha.

— Gallamang, ko‘rganingiz yo‘q.

— Obbo, mendan… nima istaysiz o‘zi, amaki?

Suhbatdoshim menga xotirjam ko‘z tashlab oldi.

— Kerakli narsani ko‘ra bilishingizni istayman xolos. Ko‘rgan bo‘lsangiz: bulut tog‘dan emas, cho‘ldan ko‘tarilayotgan edi. Ko‘rinib turiptiki, bu bulut to‘kkan yomg‘ir ancha-muncha mahalda tinmaydi. Agar bulut tog‘dan pastlagan bo‘lsa, uning yo‘rig‘i boshqa edi. Shuni ko‘ra bilganingizda, ilgariroq o‘zingizni panaga tortardingiz, suvga cho‘milib, bunday qunishib o‘tirmas edingiz.

Men tishimni tishimga bosib, jim qoldim.

Yomg‘ir quyyapti. Kamarning «pesh buruni»dan tosh «ostonasi»ga sharillab loyqa, qizg‘ish suv to‘kilyapti. Nam shuvoq hidi anqiydi. Notanish odam o‘rnidan turdi.

— Xafa bo‘lmang, yigit.

Chaqmonning yoqasini ko‘tarib, boshini qopladi, kamardan chiqdi. Sal o‘tmay yarmisi ho‘l bir quchoq o‘tinni ko‘tarib kirdi. Uni kamarning to‘rrog‘iga eltib tashladi-da, menga qaramay, «isina bering», deya yana chiqib ketdi.

«Isina bering? Olovini minnat qilganimi!» Pidjakni kiyib, o‘rnimdan turdim. Kamardan chiqarkanman, notanish odamni ko‘rdim. U pastda, soyning yoqasida yugura-yela, daryo toshqini toshlarning tagiga tiqib tashlagan shox-shabbalarni terardi. «Ha, pishiq odam. Bu o‘tinlarni uyga olib ketadi. Eshagiyam tayyor». Notanish odam o‘tin uchun kamar bilan soy orasida yana uch-to‘rt marta qatnagach, kiyimlarini siqib, joyiga kelib o‘tirdi. Menga ko‘z qirini tashlab, o‘chayotgan cho‘g‘larni dag‘al barmog‘i bilan titkiladi.

— Tomosha qiling, yomg‘irning yog‘ishida ko‘ngilga yoqadigan bir dilgirlik bo‘ladi, — dedi u. — Ko‘p yaxshi narsalar yodga tushadi. Ayniqsa o‘t yonida o‘tirib tomosha qilsang. Keling-e, yigit, o‘tiring.

Men, o‘zim ham bilmayman, nima uchundir yumshab qoldim.

Belbog‘ini yechib o‘rtaga yoydi. Eshakdagi xurjundan bitta yog‘liq patir bilan beshta qo‘y qurtini olib belboqqa qo‘ydi:

— Dasturxonga qarang.

— Rahmat, qornim to‘q.

— Rahmatni yegandan so‘ng aytasiz.

Men bitta qurtni olib shimiy boshladim.

Ikkalamiz ham jim, tashqarida shuvillab yog‘ayotgan yomg‘irga qarab o‘tiribmiz. Soy sohiliga ko‘kchil tuman o‘rmalayapti. Sohilning so‘l tomoni bug‘doyi kuyib ketgan paykalday qorayib ko‘rinadi. Uning ustiga bulutlardan yo‘l-yo‘l zangor chiziqlar osilib tushgan. Bora-bora u chiziqlar oqardi, qorayib ko‘rinayotgan yerlar ham yorishdi. Atrof oydinlashib, ufq kengayib ketdi. Quyosh chiqdi. Biz ham kamardan chiqdik.

— Xayr, yigit, ovingiz baror olsin, — dedi u. — Mening gaplarimdan xafa bo‘lmang.

U eshagiga mindi. Mening xayolimga u terib kelib kamarga tashlagan o‘tinlar keldi.

— Amaki, o‘tiningizni unutdingizmi deyman?

— Yo‘q, yigit, unutganim yo‘q, — kulimsiradi u, — siz uyga olib ketadi deb o‘yladingizmi? Uyimda o‘tinim bor. Mana, seryomg‘ir kunlar boshlandi. Siz-u bizga o‘xshagan biror yo‘lovchi bu kamarga kirib qolgudek bo‘lsa, sovuqqa qunishib o‘tirmasdan, tayyor o‘tinni yoqib isinadi, shular uchun terdim.

U ketdi. Men kamar og‘zida, undan ko‘z uzolmay qarab qoldim.

1960

 


Muallif: Shukur Xolmirzayev


Я собирался на охоту, меня тошнило. Я продолжал говорить: «Давайте полюбуемся на весеннем воздухе». Однако вскоре полил такой сильный дождь, что вдруг моя голова промокла и прилипла к телу. Тут я вспомнил, что примерно в двухстах шагах от того места, где я стою, есть пояс, куда высаживаются охотники и путешественники. Когда я подъехал к оврагу, в легкие ударил запах полыни, смешанный с дымом. Я вошел в пояс. Посередине горел костер, и мужчина среднего роста, одетый в нарядную одежду, отвязывал своего осла.

— Привет.

Незнакомец посмотрел на меня и пробежал глазами с головы до ног. Это был кыргыз, но с темными бровями, за сорок лет, крепкий.

— Ваалекум.

Я присел на траву. Я стянул ботинок и указал подошвой на огонь. Я снял куртку и расстелил ее на коленях. Незнакомец вернулся к огню и сел с вязанкой полыни.

— Ну, как дела, молодой человек? он сказал. В его тоне чувствовался намек на сарказм.

— На охоте, из деревни, — коротко ответил я.

— Ты все еще охотник? — он вдруг засмеялся и начал подбрасывать дров в огонь.

«Я охотник! Что тут смешного?!» Я хотел рвануть: «Да!» Я попросил.

— Почему ты остался под дождем? — спросил он, все еще улыбаясь.

— Я остался.

— Разве ты не знал, что будет дождь?

— Я знаю где.

— Ты видел облако?

— Да.

— Не волнуйся, ты этого не видел.

— Обба, что ты хочешь от меня, дядя?

Мой собеседник спокойно посмотрел на меня.

— Я просто хочу, чтобы ты увидел, что тебе нужно. Если бы вы видели: облако поднималось не с горы, а из пустыни. Как видите, дождь из этой тучи не прекратится еще долго. Если облако спускалось с горы, его направление было другим. Если бы вы видели это, вы бы укрылись, искупались в воде, а не сидели бы так.

Я стиснул зубы и промолчал.

Идет дождь. Из «печки» пояса на каменный «порог» льется мутная, красноватая вода. Запах сырой полыни. Незнакомец встал.

— Не волнуйтесь, молодой человек.

Он поднял воротник молнии, прикрыл голову и вылез из-под пояса. Через некоторое время он вошел, неся вязанку полумокрых дров. Он отнес его к кресту пояса и, не глядя на меня, сказал «дай мне немного тепла» и снова вышел.

«Разогревать? Поблагодарил ли он огонь!» Я надел куртку и встал. Я вынул ремень и увидел незнакомца. Он бежал вдоль ручья, обрывая ветки, занесенные речным потоком под камни. «Да, взрослый человек. Он берет дрова домой. Моя задница готова». После того как незнакомец прошел еще три-четыре раза между поясом и ручьем за дровами, он отжал свою одежду и сел. Он смотрит на меня и тычет грубым пальцем в догорающие угли.

«Послушайте, в дожде есть что-то восхитительное», — сказал он.- Много хорошего приходит на ум. Особенно, если вы сидите у костра и смотрите на него. Давай, мальчик, садись.

Я, даже не знаю, почему-то смягчился.

Он снял ремень и расправил его посередине. Он взял с ослиного седла одну жирную подушечку и пять овчарок и привязал к поясу:

— Посмотри на стол.

«Спасибо, я сыт».

— Вы говорите спасибо после еды.

Я взял одного червя и начал его сосать.

Мы оба сидим в тишине, глядя на проливной дождь снаружи. Синий туман стелется по берегу реки. Левая сторона пляжа выглядит почерневшей, как сгоревшая пшеница. Синие полосы свисают с облаков над ним. Постепенно линии расплывались, а затемненные участки становились ярче. Окружение стало ярче, а горизонт расширился. Вышло солнце. Мы тоже не в теме.

— До свидания, молодой человек, удачи вам в охоте, — сказал он. «Не обижайся на мои слова».

Он встал на свою задницу. Я подумал о дровах, которые он подобрал и бросил в пояс.

«Дядя, ты забыл свои дрова?»

«Нет, молодой человек, я не забыл, — улыбается он, — вы думали, что он собирается взять его домой?» У меня дома есть дрова. Вот и начались черные дни. Если такой пассажир, как вы или мы, вот-вот влезет в этот пояс, вместо того, чтобы привыкнуть к холоду, он будет греться, сжигая готовые дрова, поэтому я и подобрал его.

Он ушел. Я смотрел на ремень, не сводя с него глаз.

1960 г.

Автор: Шукур Холмирзаев

Если вам понравилась статья, поделитесь ею с друзьями в социальных сетях.
Sirlar.uz

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: