Qanoat (ibratli hikoya)

Qanoat (ibratli hikoya)

Otamning jahli yomon edi. Badjahl boʻlib aka-ukalardan, birontamizni chertgan emas. Biroq onam: “Hoy, ehtiyot boʻl, adangning jahllari yomon”, deb shunchalik uqtirib qoʻyganki, otamizni koʻrishimiz bilan hammamiz yuvosh tortib qolardik.

Tirikchilik vajidan boʻlsa kerak, otam kechalari soat tuzatardi. Qoʻni-qoʻshni, mahalla-koʻyda kimning soati buzilsa, biznikiga olib kelar, otamning hujrasida katta-kichik soatlar muttasil chiqillab turar edi. Onam bizni bu hujraga hech yoʻlatmasdi. Bir kuni ukam ikkalamiz u yerga kirsak, stol ustida kichikroq piyolaning ogʻzidek keladigan zanjirli choʻntak soati yotibdi. Qopqogʻi, oynasi ochilgan, murvatlari bir chekkaga tartib bilan terib qoʻyilgan. Aka-uka oʻzimizcha “ustachilik” qildik. Soatning yurishidan darak yoʻq. Bir mahal narigi uyda onamning sharpasini sezib qoldigu sekingina sirgʻalib chiqib ketdik.

Kechqurun otam hujraga kirishi bilan xunob boʻlib qichqirdi:

– Soatga kim tegdi?

– Hech kim kirgani yoʻq-ku! – dedi onam hayron boʻlib.

– Hammasini sochib tashlabdi-ku! – otam jahl bilan chiqib keldi. Qoʻlida biz “tuzatgan” soat. – Mili yoʻq. Egasiga nima deyman!

Ukam ikkalamiz churq etmay moʻltirab oʻtiribmiz. Yaxshi hamki akalarimiz koʻchada, boʻlmasa, hamma ayb oʻshalarga tushishi aniq.

Koʻp oʻtmay ovqat keldi. Ukamga yogʻoch qoshiq, menga temir qoshiq tegdi. Ikkalamiz qoshiq talashib qoldik. Ukam u yoqqa tortadi, men bu yoqqa. Ikki orada kosa dumalab, dasturxonga shoʻrva toʻkildi. Boyagi xunobgarchilik ustiga bunisi ham qoʻshildi-yu, biz bir yoqda qolib otam onamni tushirib qoldi. Aka-uka pildirpis boʻlib, in-inimizga kirib ketdik. Onam shoʻrlikning qovogʻi koʻkarib chiqdi. Achindik. Ammo nachora?..

Ertalab tursam, otam ishga ketgan, hovli tomondan ayol kishining shangʻillagani eshitilyapti. Ovozidan tanidim: qoʻshnimiz Moʻmin akaning xotini. Moʻmin aka – ketmonchi. Oʻzi ham moʻmingina odam. Xotini boshqacharoq. Kattayu kichik hamma uni Kelinoyi deb chaqiradi. Kelinoyining qiziq odati bor. Ichida gap yotmaydi. Uyida qaysi sholchaga xokandozdan choʻgʻ tushib, qancha joyi kuygani, qaysi oʻgʻli sholgʻomni yomon koʻrishi, qaysi qizining sochiga sirka oralagani – hammasini birpasda mahallaga yoyib chiqadi.

– Ketaman! – dedi u ovozini baralla qoʻyib. – U qoʻymasa, mana man qoʻydim! Ketaman! Ketgandayam uyini vayron qilib ketaman!

Tushundim. Bundan chiqdi, Kelinoyi eri bilan urishgan. Uyida sal janjal chiqsa, albatta oyisinikiga “ketadigan” boʻlib qoladi. Tomosha koʻrish uchun asta moʻraladim.

– Nima boʻldi oʻzi, ovsinjon? – dedi onam sekingina.

– Kecha mani shundoq soʻkdi, shundoq soʻkdi, yigitgina oʻlgur! – Kelinoyi ikki qoʻli bilan sharaqlatib soniga shapatiladi. – Onamni soʻkdi-ya, boʻyginang goʻrda chirigur.

– Qoʻying, xafa boʻlmang, – deb onam uni yupatishga urindi.

– Nimaga xafa boʻlmas ekanman? – Kelinoyi yana ham qattiqroq shangʻillay boshladi. – Kechqurun oʻsma ezib qoʻyuvdim. Shu savil qurib qolmasin, deb qoshimga qoʻya qoluvdim. Ha, moshkichiri jindak tagiga olib, qotib ketibdi. Shungayam ota goʻri qozixonami? “Pardoz-andoz qilgandan koʻra ovqatingga qarasang oʻlasanmi!” deydi-ya, goʻrsoʻxta! Ha, pardoz qilsam, oʻynashimga qipmanmi, qirchiningdan qiyilgur! Qirmochmi, balomi, zahringga yeyavermaysanmi, yergina yutgur! Xah, onamni soʻkkan tillaring tanglayingga yopishgur! Tagʻin nima deydi, deng? Aybni menga toʻnkaydi: tiling bir qarich, deydi. Voy, tilimni gapirgan tillaring jodida qiyma-qiyma boʻlsin-a. Yeldek kelib, seldek olmasa aslo rozimasman!

– Qoʻying, ovsinjon, – onam maʼyus jilmaydi. – Oshsiz uy bor, urishsiz uy yoʻq… Qargʻamang bechorani.

– Voy nega qargʻamas ekanman? Ogʻzi-burningdan laxta-laxta qoning kelgurni, nega qargʻamas ekanman? Ketaman!

– Olti bola bilan qayoqqa borasiz, ovsinjon? – dedi onam kulimsirab. – Joʻjabirdek jonsiz. Shularning shukurini qilsangiz-chi.

– E, oltita bolamni oydinda oyogʻim bilan boqib olaman. Oyiginamning tor qorniga siqqan keng uyiga sigʻmaymanmi? Birov mani koʻkragimdan itarmas. Mana shu ajalning tigʻi parroniga uchragur bilan turgandan koʻra… – Kelinoyi birdan jimib qoldi. Kipriklarini ogʻir-ogʻir pirpiratib onamga uzoq tikil-di-yu, ovozi pasaydi. – Voy, yuzingizga nima qildi?

– Oʻtin tegib ketdi, – dedi onam sekingina. – Qarasam, oʻtin oʻlgur qolmabdi. Bolalar oʻqishda, adasi ishdalar. Koʻzliroq sarjin ekan, tesha bilan urganimni bilaman… – Onam qovogʻini silab qoʻydi. – Adasi ishdan kelib juda xafa boʻldilar. “Birpas sabr qilmaysanmi, oʻzim yorib bermaymanmi”, dedilar.

Men turgan joyimda qotib qoldim. Onam yolgʻon gapirardi. Yolgʻon gapirardi-yu, negadir bu menga juda yoqar edi…

– Ana! – Kelinoyi tagʻin shangʻilladi. – Sizning eringiz oʻtiningizgacha yorib beradi. Maniki boʻlsa, bir paqir suv olib kelmaydi, qoʻlginang sinib, akashak boʻlgur. Uyim-joyim deb boʻynini egmaydi, boʻyniginang kesilgur, eshshak! Xudoyo boʻyniginang hazrati Alining qilichida kesilmasa, u dunyo-bu dunyo rozimasman-a!

Ortiq qarab turolmadim. Negadir yigʻlagim keldi.

…Hozir ham eri sal qovogʻini solsa, “melisa” bilan qoʻrqitib, “oʻn besh sutkani” pesh qiladigan baʼzi xotinlarni koʻrsam, onamning qanoatini, Kelinoyining qargʻishlarini eslayman.

Oʻtkir HOSHIMOV

“Dunyoning ishlari”dan
Ma’lumotlarni rus tilida o‘qing👇
У отца был плохой характер. Назло он никого из нас не ударил. Однако моя мать сказала: «Эй, будь осторожен, у твоего отца скверный характер» так сильно, что мы все съежились, как только увидели нашего отца.

Мой отец чинил часы по ночам, вероятно, из-за необходимости зарабатывать на жизнь. У кого по соседству часы сломались, по соседству тот и к нам принес, а в отцовской комнате постоянно выносили большие и маленькие часы. Мама никогда не пускала нас в эту комнату. Однажды, когда мы с братом зашли туда, на столе стояли карманные часы с цепочкой, похожей на горлышко маленькой чашки. Крышка и окно открыты, болты аккуратно прикручены к одному концу. Братья и сестры, мы сделали это по-своему. Нет никаких признаков часов. Однажды он почувствовал призрак моей матери в другом доме, и мы незаметно выскользнули.

Вечером, как только отец вошел в комнату, он сердито закричал:

— Кто трогал часы?

— Никто не вошел! — удивленно сказала мама.

— Он бросил все это! — гневно вышел мой отец. У него есть часы, которые мы «починили». — Нет миль. Что я могу сказать владельцу!

Мы с братом сидим и разговариваем. Хорошо, что наши братья на улицах, иначе вся вина ляжет на них.

Вскоре прибыла еда. Моего брата ударили деревянной ложкой, а меня железной ложкой. Мы оба поссорились. Мой брат тянет сюда, я сюда. Через мгновение тарелка перевернулась, и суп пролился на стол. К и без того плохому поведению прибавился этот, и отец бросил маму, пока мы остались одни. Братья разошлись и пошли в наши комнаты. Мама посинела от солености. Извиняюсь. Но почему?

Когда я встаю утром, мой отец ушел на работу, и я слышу женский шум со двора. Я узнал ее по голосу: жена нашего соседа Момина. Брат Момин — мотыга. Он сам верующий. Жена у него другая. Все, от мала до велика, называют ее Невестой. У его невесты есть интересная привычка. В этом нет смысла. В своем доме он разнесет весть о том, какие рисовые угольки упали с хокандоза, сколько частей сгорело, какой сын ненавидит репу, какая дочь намазала волосы уксусом — все сразу.

— Я выхожу! — сказал он хриплым голосом. «Если он этого не сделает, я запрещу это!» Я выхожу! Я разрушу его дом, как только уйду!

Я понимаю. Выяснилось, что невеста поссорилась с мужем. Если дома случится ссора, он обязательно «уйдет» к своему медведю. Потихоньку буду смотреть.

— Что случилось, Овсинжон? — тихо сказала мама.

— Вчера он меня так обругал, он меня так обругал, просто убей парня! — Будущая невеста похлопывает себя по бедру обеими руками. — Он проклял мою мать, твоя шея гниет в могиле.

— Не грусти, — попыталась утешить его мать.

— Почему я не расстроен? — Невеста захрипела еще громче. — Вечером раздавил опухоль. Наношу на брови, чтобы не высыхал. даоно затвердело. Это все еще суд? «Ты умрешь, если будешь смотреть на свою еду вместо макияжа!» он говорит, горсокта! Да, если я наложу макияж, я буду играть с ним. Если ты не съешь свой яд, ты его не съешь, просто съешь! Ах, ваши языки, оскорбившие мою мать, прилипнут к вашему небу! Что говорит Тагин? Винит меня: говорит: «Язык у тебя тонкий». О, пусть ваши языки, говорящие на моем языке, превратятся в фарш. Я не согласен, если это приходит, как ветер, а не падает, как поток!

— Отпусти, ведьма, — грустно улыбается мама. — Без еды нет дома, без побоев нет дома… Не проклинайте беднягу.

«О, почему я не ругаюсь?» Кровь идет изо рта и носа, почему бы мне не ругаться? Я выхожу!

— Куда ты идешь с шестью детьми, Овсинджон? — сказала мама с улыбкой. «Ты такой же безжизненный, как Джоджабир». Спасибо за эти вещи.

— Да, я могу поддержать своих шестерых детей ногами. Разве я не могу поместиться в большом доме моего брата? Никто не отталкивает меня от груди. Вместо того, чтобы столкнуться с лезвием этой смерти… — Невеста вдруг замолчала. Он долго смотрел на мою мать, сильно моргая ресницами, и голос у него понизился. — Вау, что он сделал с твоим лицом?

— Дрова тронуты, — тихо сказала мама. — Я видел, что дерево не умерло. Дети учатся, а мама на работе. Я знаю, что ударил ее тешей, так как у нее более острый глаз… — Мама погладила ее по лбу. — Они были очень грустными, когда пришли домой с работы. Они сказали: «Не потерпите немного, я сам сломаю?»

Я застыл на месте. Моя мать лгала. Он врал, и мне это почему-то очень нравилось…

— Там! — снова загремела его невеста. — Ваш муж будет рубить ваши дрова. Если это Маники, ты не принесешь ведро воды, сломаешь руку и будешь акашаком. Он не согнёт шею, потому что это мой дом, перережь себе шею, осел! Боже, если твоя шея не перерезана мечом Хазрата Али, я не согласен с этим миром!

Я не мог больше смотреть. Мне почему-то хотелось плакать.

… Даже сейчас, когда я вижу некоторых жен, которые угрожают «мелиссой» и ждут «пятнадцать дней», когда их муж хмурится, я вспоминаю удовлетворение моей матери и проклятия ее жены.

Откир ХОШИМОВ

Из «Произведения мира».
[/spoiler]

This domain is for use in illustrative examples in documents. You may use this domain in literature without prior coordination or asking for permission.

More information...

Если вам понравилась статья, поделитесь ею с друзьями в социальных сетях.
Sirlar.uz