Oqsoqol “general” (ibratli hikoya)

Oqsoqol “general” (ibratli hikoya)
Til haqida yangi she'rlar, eng chiroyli she’rlar to'plami

(Kirakash haydovchining hangomasi)

– Oʻtiring, aka! Hangamalashe-ye-yeb ketamiz! Yaxshiyam rahmatli otamdan qolgan mana shu “Jiguli” bor ekan! Yoshiyam oʻttizdan oshdi-yov jiyrontoyning! Eski boʻlsayam, kunimga yarab turibdi. Tirikchilikning aybi yoʻq. Ishdan boʻsh paytimda kirakashlik qilaman. Bir zamonlar bitta taksi toʻxtasa, oʻnta odam yugurib borardi. Hozir bitta odam qoʻl koʻtarsa, oʻnta mashina gʻiyqillab toʻxtaydi. Shoʻpirlar orasida “Mening mijozimni obqoʻyding!” deb yoqa boʻgʻishadiganlari bor! “Hoy, baraka topgur, karvon koʻp, rizqi boshqa, oʻlar yerdamassan”, desangiz, “Nasihatingni ukangga qil”, deydi. Voy, tavbangdan ketay!

Mol bozor kunlari “Shoʻrobozor”ga tushib turaman. Qoʻy-poʻy xarid qilganlarni eltib qoʻysam, harna, besh-oʻn soʻm tushadi, nasibaga yarasha.

Bir kuni saharlab bozorga bordim. Bahor edi. Maydalab yomgʻir yogʻib turibdi. Jiyrontoyni toʻxtatib razm solsam, daraxt tagida bir chol turibdi. Bozordan xarid qilgan qoʻyining arqonini ushlab olgan. Cholning oldiga hali u shoʻpir boradi, ikki ogʻiz gaplashadi-da, burilib ketadi. Hali bu shoʻpir boradi, qoʻl siltab nari ketadi. Oxiri, men ham bordim. Odatda, yoʻlovchi shoʻpirdan “Falon joygacha qancha soʻraysiz”, deb aniqlashtirib oladi. Shoʻpir kira haqini aytadi. Bir xillari bor. Otasining xunini soʻraydi-da, “kami bor”, deb ham qoʻyadi. Bozordagi chayqovchi boʻp ket-e, shovvoz!

Xullas, yaqin borib, cholga salom berdim.

– Xizmat, otaxon, qayerga oborib qoʻyay? – desam, chol negadir bosh chayqadi.

– Aytganim bilan baribir obormaysan, shoʻpir bolam, – dedi.

Hayron boʻldim.

– Nega obormas ekanman? – desam, kuldi.

– Negaligi shuki, qoʻy xarid qilaman deb bir tiyin ham pulim qolmadi, – deydi.

– Boʻpti, otaxon, uyingizga borganda hisob-kitob qilarmiz, – degan edim, bosh chayqadi.

– Ilojim yoʻq. Uydagilarning biri ishga, biri oʻqishga ketgan. Kampirimda xemiri yoʻq… Ammo uyim yaqin. Rozi boʻlib, tekinga olib borib qoʻysang, duo qilaman, – dedi.

Qarab tursam, cholning yuzida nur bor. Yolgʻondan hazar qilishi koʻrinib turibdi. “Savob ham kerak-ku odamga”, dedim oʻzimga oʻzim. Baribir shahar tomon yuraman. Yoʻl usti ekan, tashlab oʻtaqolay, dedim-da, ikkovlashib qoʻchqorning oyogʻini juftlab bogʻlab yukxonaga soldik.

Yoʻl-yoʻlakay gurunglashib ketdik. Chol yaqinda evarali boʻlgan ekan. Buning ustiga Navroʻz bayrami kelyapti. Shuning uchun mahalla-koʻyni yigʻib izdihom qilmoqchi ekan. Oqsoqolning uyi chindan ham uzoq emas ekan: narisi bilan toʻrt chaqirimcha. Zum oʻtmay manzilga yetib keldik. Chol bolaxonali uyning darvozasidagi qoʻngʻiroqni bosgan edi, ichkaridan yarashiqli kiyingan oʻttiz-oʻttiz besh yoshlardagi yigit chiqdi. Oldin oqsoqolga, keyin menga salom berdi. Tavoze bilan qoʻshqoʻllab koʻrishdi.

– Menga qara, datsent! – dedi chol zarda bilan. – Anavi qoʻyning oyogʻini yechgin-da, hovlidagi tutga arqonlab qoʻy! Boʻl tez!

Yigit “xoʻp boʻladi, otajon”, deb mashina tomon yugurdi. Ikkovlashib qoʻyni tushirdik. Yigit qoʻy yetaklab ketayotgan edi, chol tagʻin oʻsha zardali ohangda soʻradi:

– Akang qani?

– Uydalar, – dedi yigit.

– Tez chiqsin baqqa!

Yigit: “Xoʻp boʻladi, otajon”, degancha qoʻyni sudragudek boʻlib, hovliga kirib ketdi.

– Bunisi domla, – dedi oqsoqol tushuntirib. – Institutda dars beradi.

Chol gapini tugatmasidan ichkaridan melisa kiyimini kiygan podpolkovnik chiqib keldi. U ham xuddi ukasiga oʻxshab salom berdi. Ikkalamiz bilan qoʻshqoʻllab koʻrishdi.

– Endi bizga ruxsat, otaxon, – degan edim, chol “shoshmay tur”, deb imo qildi-da, podpolkovnikka buyurdi:

– Qani, qashlanmaysanmi, nachaynik!

– Xoʻp boʻladi, otajon, qancha kerak? – dedi podpolkovnik choʻntagidan hamyon chiqarib.

– Yigirma ming.

Oʻgʻli ming soʻmliklardan kerakligini ajratib cholga uzatgan edi, oqsoqol jerkib berdi:

– Mengamas, shoʻpir yigitga ber!

– Xoʻp boʻladi, otajon! – Podpolkovnik shunday deb, pulni menga uzatdi.

Hayron boʻpqoldim.

– Otaxon, – dedim tushuntirib, – boshida kelishganmiz: pul kerakmas, duo qilsangiz boʻldi.

– Duo ham qilaman. – Cholning chehrasi bir qadar yorishdi. – Sen buning savlatiga parvo qilma, – dedi oʻgʻlini koʻrsatib. – Bu padpalkovnik boʻlsa, men generalman! Bu xonadonning lashkarboshisi men boʻlaman!

Podpolkovnik pul uzatgan koʻyi jilmayib turar, men boʻlsam, kira haqini olishni ham, olmaslikni ham bilmay garangsib qolgan edim.

– Olaver, akangniki tabarruk, – dedi chol. Soʻng bir zum sukut saqladi-da, tushuntirdi. – Hali bozorda pulim yoʻq deganim bejiz emas edi. Qani, koʻray-chi, odamlarda insof, himmat, birovning hojatini chiqarish, degan narsalar bormi, bor boʻlsa, kimda – shuni bilmoqchi edim. Otangga rahmat, shoʻpir bolam! Sendaqalar borligiga shukr!

– Baribir bu pul koʻp, – dedim rostini aytib.

– Ishing boʻlmasin! – deb chol siltab tashladi. – Kam desang, akang yana qoʻshadi!

Podpolkovnik birpas tursa kira haqi “bolalab” ketishini bildi shekilli, pulni choʻntagimga tiqdi. Tagʻin “xizmatingizga rozi boʻling, ukajon”, deb ham qoʻydi.

– Mana endi duo qilaman, – dedi chol qoʻl ochib. – Topgan-tutganingga baraka bersin! Ulovingning tagidan doim shamol oʻtib tursin, shoʻpir bolam! Har xil balolardan Oʻzi asrasin! Sen ham menga oʻxshab, manavi akangga oʻxshab piri-badavlat boʻlib yurgin!

Mashina tomon yurgan edim, chol oʻgʻliga tayinladi:

– Menga qara, nachaynik! Mana shu mashinaning nomirini yozib ol! Yigitlaringga ayt: bu mashinani hech kim, hech qayerda toʻxtatmasin, uqdingmi?

– Xoʻp boʻladi, otajon! – dedi podpolkovnik.

Cholning oʻgʻli chindan ham DAN sohasida ishlaydimi-yoʻqmi, unisini bilmadim-ku, oʻshandan beri mashinamni biron joyda toʻxtatishgani yoʻq. Hatto bir-ikki marta koʻcha chetida turgan inspektor yigitlar menga chest berganini oʻzim koʻrdim!

Oʻtkir HOSHIMOV


(Звук хитрого водителя)

— Садись, брат! Будем есть и есть! К счастью, есть этот «Жигули», оставленный моим благодарным отцом! Мой возраст больше тридцати — ты сумасшедший! Несмотря на то, что я стар, он все еще подходит мне. Нет ничего плохого в том, чтобы зарабатывать на жизнь. В свободное время я занимаюсь садоводством. Как только остановилось такси, побежали десять человек. Теперь, если один человек поднимет руку, десять машин с визгом остановятся. «Вы потеряли моего клиента!» есть те, кто кричит! Если вы скажете: «Эй, благослови тебя, здесь много каравана, есть другое пропитание, ты не умрешь здесь», он скажет: «Дай совет своему брату». О, покайся!

В дни скотного рынка хожу на «Шоробозор». Если я привожу людей, которые покупают оптом, я получаю от пяти до десяти сумов, в зависимости от ситуации.

Однажды утром я пошел на рынок. Была весна. Идет легкий дождь. Когда я останавливаю Дзиронтоя и делаю снимок, под деревом стоит старик. Он схватил веревку овцы, которую купил на рынке. Водитель подходит к старику, два рта разговаривают и отворачиваются. Водитель еще едет, машет рукой и уходит. Наконец я тоже пошел. Обычно пассажир спрашивает водителя: «Сколько ты хочешь доехать до такого-то места?» Водитель говорит арендную плату. Есть разные. Он просит еды своего отца и говорит: «Сколько там?» Спекулянта на рынке нет, шумно!

Итак, я подошел ближе и поздоровался со стариком.

— Службу, батюшка, где взять? — старик почему-то покачал головой.

— Ты все еще не согласен с тем, что я сказал, мой мальчик-водитель, — сказал он.

Я был удивлен.

— Почему я не поворачиваюсь? — он смеялся.

«Причина в том, что у меня не осталось ни копейки, чтобы купить овец», — говорит он.

— Довольно, отец, подсчитаем, когда доберемся до твоего дома, — сказал я, и он покачал головой.

— Я не могу. Один из членов семьи пошел на работу, а другой на учебу. У моей старушки нет лекарств… Но мой дом близко. «Если вы согласитесь и увезете меня бесплатно, я буду молиться за вас», — сказал он.

Когда я смотрю на это, у старика светится лицо. Видно, что он опасается лжи. «Мужчине тоже нужна награда, — сказал я себе. Так или иначе, я иду в сторону города. Так как дорога идет по дороге, я сказал, давай оставим ее, и мы вместе связали бараньи ноги вместе и положили их в багажник.

По пути мы заблудились. Старик недавно забеременел. К тому же приближается праздник Новруз. Вот почему он хочет собрать окрестности и создать толпу. Дом старика действительно недалеко: до соседнего дома около четырех миль. Вскоре мы достигли места назначения. Старик позвонил в ворота детского дома, и вышел красиво одетый молодой человек лет тридцати или тридцати пяти. Сначала он поздоровался со старейшиной, а потом со мной. Они переглянулись с Тавозе.

— Посмотрите на меня, доцент! — сказал старик с улыбкой. — Отвяжи этой овце ногу и привяжи ее к тутовому дереву во дворе! Быстрее!

Молодой человек подбежал к машине со словами: «Все будет хорошо, отец». Вместе мы спустили овцу. Мальчик вел овец.старик снова спросил тем же болезненным тоном:

— Где твой брат?

— Они дома, — сказал молодой человек.

— Быстро убирайся из сада!

Молодой человек сказал: «Будет хорошо, отец», и вышел во двор, как овца.

— Это учитель, — объяснил старший. — Он преподает в институте.

Прежде чем старик закончил говорить, вышел подполковник, одетый в форму Мелиссы. Он поздоровался, как его брат. Они оба обняли нас.

— Давайте теперь, батюшка, — сказал я, старик жестикулировал «не торопитесь» и приказал подполковнику:

— Давай, не смей, Начайник!

— Хорошо, отец, сколько тебе нужно? — сказал подполковник, доставая из кармана бумажник.

— Двадцать тысяч.

Сын выделил из тысячи сомов нужную сумму и протянул старику, тот дернул:

«Отдай водителю, а не мне!»

— Все будет хорошо, отец! — Так сказал подполковник и протянул мне деньги.

Я был удивлен.

— Батюшка, — объяснил я, — мы договорились вначале: тебе не нужны деньги, нужно только молиться.

— Я тоже буду молиться. — Лицо старика немного просветлело. «Тебя не волнует это имущество», — сказал он, указывая на своего сына. «Если полковник, то я генерал!» Я буду командиром этого дома!

Подполковник с улыбкой передавал деньги, а я растерялся, не зная, получать ренту или нет.

— Олавер, поздравляю с братом, — сказал старик. Потом он немного помолчал и объяснил. — Я не зря сказал, что у меня до сих пор нет денег на рынке. Давай, посмотрим, я хотел узнать, есть ли у людей такие вещи, как честность, трудолюбие и удовлетворение потребностей других, если да, то у кого? Спасибо, отец, мой мальчик! Спасибо за Вашу поддержку!

— В любом случае, это большие деньги, — честно сказал я.

«Не волнуйся!» — махнул рукой старик. — Если ты скажешь меньше, твой брат добавит больше!

Похоже, подполковник знал, что арендная плата будет снижена, если он остановится, поэтому положил деньги мне в карман. Тагин добавил: «Пожалуйста, прими свою службу, брат».

«Теперь я молюсь,» сказал старик, раскрывая его руку. — Да благословит он то, что вы найдете! Пусть ветер всегда дует под твоей крышей, мой мальчик! Да защитит Он нас от всяких бед! Будь богатым, как я и как твой брат!

Я шел к машине, старик сказал своему сыну:

— Посмотри на меня, начайник! Запишите название этой машины! Скажи своим мальчикам, не останавливай эту машину, никого, никуда, ты летал?

— Все будет хорошо, отец! — сказал подполковник.

Я не знаю, действительно сын старика работает в ДАН или нет, с тех пор он нигде не останавливал мою машину. Я даже видел, как парочка молодых инспекторов, стоявших на обочине, передавали мне сундук!

Откир ХОШИМОВ

Если вам понравилась статья, поделитесь ею с друзьями в социальных сетях.
Sirlar.uz