Mening “samarska” birodarim (ibratli hikoya)

Mening “samarska” birodarim (ibratli hikoya)
Til haqida yangi she'rlar, eng chiroyli she’rlar to'plami

Bundan bir necha yil avval dengiz boʻyiga dam olishga borgan edim. Bir kuni tushlik paytida narigi stolda oʻtirgan yoshi ulugʻroq kishi menga qarab-qarab qoʻyayotganini koʻrib, hayron boʻldim.

Tushlikdan chiqsam, boyagi odam oshxona roʻparasidagi xarrakda oʻtiribdi.

– Kechirasiz, sizni bir minutga mumkinmi? – dedi.

Yoniga bordim. Qoʻl olishib soʻrashgach, qayerdan kelganimni soʻradi.

– Toshkentdan, – degan edim, qaytadan koʻrishdi.

– Beshyogʻoch joyidami? – deb soʻradi.

– Joyida.

– Machit-chi? Machit ham bormi?

Avvaliga bu odam qaysi machitni soʻrayotganini tushunmay turdim-da, soʻng angladim: Abulqosimxon madrasasini gapiryapti. Madrasa ham joyida ekanini aytdim.

– Xayriyat! – dedi suhbatdoshim yengil tortib.

– Siz madrasani qayerdan bilasiz? – deb soʻradim.

– Men “samarskaman”. Ismim Viktor Alekseevich, – deb tanishtirdi oʻzini. – Hozir Stavropolda yashayman. Oʻttizinchi yillari Samara guberniyasida avj olgan ocharchilik tufayli minglab odam Toshkentga yopirilib borgan. Neverovning “Toshkent – non shahri” kitobida toʻgʻri yozilgan.

– Keyinchalik oʻzbek rejissyori Shuhrat Abbosov shu kitob asosida film ham yaratgan, – dedim eslatib.

– Koʻrganman. Ajoyib film, – dedi hamsuhbatim.

Yosh bolalik paytimda odamlarni koʻp bezor qilgan “shpanalar” haqidagi vahimali gaplar qulogʻimga chalingan edi. Shu esimga tushib, yumshoqroq qilib soʻradim:

– “Samarskalar” Toshkent bozorlarini birpasda “shmon” qilib tashlagan, deyishadi. Shu gap rostmi?

– Rost! – dedi hamsuhbatim. – Ruslarda bir maqol bor. “Golod – tebe ne tyotka” (“Ochlik – katta xolang emas!”) Koʻz oldingda onang yoki otang ochlikdan shishib oʻlganini koʻrgach, hech nimadan tap tortmaydigan boʻlib qolarkansan. – Viktor Alekseevich oʻyga toldi. – Toshkent chindan ham non shahri ekan. Hammamizning jonimizga ora kirdi, mehmondoʻst, bagʻrikeng oʻzbek xalqi oldida qarzdormiz.

– Machitni nega soʻrayapsiz? – desam, suhbatdoshim bir zum sukut saqladi.

– Otam yoʻlda ketayotib oʻlgan edi. Toshkentga borganimizda yetmishga yaqin oilani machitga joyladilar. Onam ikkalamiz oʻn yildan ortiq oʻsha yerda yashadik. Qizigʻi shundaki, machitdagi xonalar yozda salqin, qishda issiq boʻlar, pechka yoqishning ham keragi yoʻq edi. Shunday inshootni bunyod etgan ota-bobolaringizga taʼzim qilish kerak. Toshkent bizning ikkinchi vatanimiz boʻlib qoldi. Shuning uchun ham siz bilan zemlyakmiz desam, xato boʻlmaydi.

Xullas, “samarska” birodarim bilan taʼtil tugaguncha koʻp bor hamsuhbat boʻldik.

Chor Rossiyasi Toshkentni bosib olmasidan oldin bunyod etilgan Abulqosimxon madrasasida oʻz vaqtida minglab tolibi ilmlar tahsil olgan. Moʻtabar zoti sharif Abulqosimxon eshon 1892 yili Toshkentda “vabo qoʻzgʻoloni” boshlanganida, mustamlakachilar armiyasi eski shaharga bostirib kirib, qirgʻin boshlamoqchi boʻlib turganida oʻsha paytdagi general-gubernator huzuriga kirib, bu xunrezlikni toʻxtatishga koʻndirgan ekanlar.

Oʻtgan asrda ham bu dargohda Abdulla Qodiriy, Fitrat, Munavvar qori Abdurashidxonov kabi ulugʻ siymolar taʼlim olgan.

Madrasa ochlik-muhtojlik vajidan olisdan yurtimizga kelib qolgan oʻnlab oilalarga uzoq yillar beminnat boshpana boʻlgan.

Xudoning qudratini qarangki, imonsizlikni shior qilib olgan shoʻrolar davlati yurtimizdagi yuzlab machit va madrasalarga oʻt qoʻygan, portlatgan, hatto choʻchqaxonaga aylantirgan kezlarda ham bu obida vayron boʻlib ketmagan…

Shularni oʻylaganimda dengiz boʻyida tanishganimiz “samarska” birodarimning “Shunday binoni bunyod etgan ota-bobolaringizga rahmat”, degani esimga tushaveradi…

Buyuk ajdodlarimizning oxirati obod boʻlsin!

Oʻtkir HOSHIMOV


Несколько лет назад я поехал в отпуск на море. Однажды за обедом я с удивлением увидел, что пожилой мужчина за другим столиком смотрит на меня.

Когда я выхожу после обеда, старик сидит на табурете перед кухней.

— Извините, можно вас на минутку? он сказал.

Я пошел к нему. После рукопожатия он спросил меня, откуда я.

«Из Ташкента, — сказал я, — они снова встретились.

— Кроватка на месте? он спросил.

— На месте.

— А Мачит? Есть ли совпадение?

Сначала я не понял, о какой мечети спрашивает этот человек, но потом понял: он говорит о медресе Абул Касымхана. Я сказал, что медресе тоже на месте.

— До свидания! — легкомысленно сказал мой собеседник.

— Откуда вы знаете медресе? Я попросил.

— Я «эффективен». Меня зовут Виктор Алексеевич, представился он. — Сейчас я живу в Ставрополе. Тысячи людей уехали в Ташкент из-за голода, вспыхнувшего в Самарской губернии в 30-х годах. Правильно написано в книге Неверова «Ташкент — хлебный город».

«Позже узбекский режиссер Шухрат Аббасов снял фильм по этой книге», — напомнил я.

— Я видел. Это отличный фильм, сказал мой собеседник.

Когда я был маленьким ребенком, я слышал страшные истории о «спанах», которые сильно беспокоили людей. Вспомнив об этом, я спросил мягче:

— Говорят, что «Самарскалар» полностью уничтожил рынки Ташкента. Это правда?

— Истинный! — сказал мой собеседник. — У русских есть поговорка. «Голод — тебе не тётка» («Голод тебе не двоюродная тётка!») Когда видишь, как мать или отец раздулись до смерти на твоих глазах, становишься беспомощным. — подумал Виктор Алексеевич. — Ташкент действительно хлебный город. Мы все в долгу перед гостеприимным и толерантным узбекским народом, вошедшим в наши души.

— Почему ты спрашиваешь Мачита? — сказал я, мой собеседник на мгновение замолчал.

— Мой отец умер по дороге. Когда мы поехали в Ташкент, в мечети разместили около семидесяти семей. Мы с мамой прожили там более десяти лет. Интересно, что в комнатах в мачите летом было прохладно, а зимой тепло, и топить печку не приходилось. Вы должны поклониться своим предкам, которые построили такое сооружение. Ташкент стал нашей второй родиной. Вот почему нельзя сказать, что мы живем в той же стране, что и вы.

Итак, мы с братом «Самарской» много общались до конца отпуска.

В медресе Абул-Касым-хана, построенном до завоевания Ташкента царской Россией, тысячи студентов изучали науку. В 1892 году, когда в Ташкенте началось «восстание холеры», Его Высочество Шариф Абул-Касим-хан отправился к генерал-губернатору и убедил его прекратить это кровопролитие, когда армия колонизаторов собиралась вторгнуться в старый город и устроить резню.

В прошлом веке Абдулла Кадири, Фитрат,Образованы были такие великие деятели, как Абдурашидханов, Мунаввар Кори.

На протяжении многих лет медресе было приютом для десятков семей, приехавших в нашу страну издалека из-за голода и нищеты.

Взгляните на силу Божью, что даже когда государство Шура, лозунг которого — неверие, подожгло сотни мечетей и медресе в нашей стране, взорвало их и даже превратило в свинарники, это место не было уничтожено…

Когда я думаю об этом, мне вспоминаются слова моего «самарского» брата, которого мы встретили на берегу моря: «Спасибо вашим предкам, которые построили такое здание»…

Пусть конец наших великих предков будет благополучным!

Откир ХОШИМОВ

Если вам понравилась статья, поделитесь ею с друзьями в социальных сетях.
Sirlar.uz